Пикацизм – это расстройство пищевого поведения, которое связано с употреблением несъедобных продуктов, например, волос, грязи, кусочков краски.

 

Оценка и диагностика

Лабораторных тестов на наличие пикацизма нет, а диагноз ставится на основании истории болезни пациента.

Диагностировать пикацизм можно с помощью тестов на анемию, потенциальную непроходимость кишечника и наличие побочных эффектов от употребления токсических веществ (например, свинец в краске, бактерии или паразиты грязной среды).

 

Предпосылки и симптомы пикарцизма

Постоянное поедание несъедобных веществ в течение по меньшей мере месяца.

Употребление веществ, которые не являются частью культурно поддерживаемой или социально-нормативной практики (например, некоторые культуры пропагандируют употребление глины в качестве лечения).

Поглощаемые продукты меняются в зависимости от возраста и доступности. Это может быть бумага, мыло, ткань, волосы, нитки, шерсть, земля, мел, тальк, краска, жевательная резинка, металл, галька, древесный уголь, зола, глина, крахмал или лед.

Употребление в пищу этих веществ не соответствует этапу развития. У детей младше двух лет глотание или засовывание мелких предметов в рот – естественный процесс, позволяющий ребенку исследовать мир с помощью чувств. Иногда они могут проглатывать несъедобные вещества. Поэтому детям в возрасте до двух лет не диагностируют пикацизм.

Как правило, больные пикацизмом не отказываются принимать пищу.

 

Факторы риска

Пикацизм часто сопровождается другими расстройствами психического здоровья, связанными с нарушением функционирования (например, умственная отсталость, расстройство аутистического спектра, шизофрения).

Железодефицитная анемия и недоедание – две наиболее частые причины пикацизма после беременности. В этих случаях пикацизм – это попытка организма восполнить большую нехватку питательных веществ. Удовлетворения этого дефицита лекарствами или витаминами часто решает проблему.

Врач должен оценить, нужно ли пациенту клиническое вмешательство (например, беременные женщины часто употребляют несъедобные продукты, но врач может определить, что это не является патологией, требующей лечения).

 

Дополнительная информация

Точно неизвестно, сколько людей страдает от пикацизма. Скорее всего, это более распространено в менее развитых странах.

Пикацизм может появиться у детей, подростков и взрослых любого пола.

Беременным и страдающим от тяги к несъедобным продуктам следует диагностировать пикацизм только когда их употребление представляет потенциальный медицинский риск (из-за количества или типа проглатываемых продуктов).

Пикацизм может быть связан с умственной отсталостью, трихотилломанией (навязчивое вырывание волос на теле) и экскориацией (расстройство ковыряния кожи).

 

Лечение

Первоочередное лечение от пикацизма включает в себя анализы на дефицит минеральных или питательных веществ и его устранение. Во многих случаях такое пищевое поведение исчезает, когда в организм попадают недостающие микроэлементы. Если причина не связана с недоеданием и расстройство не прекращается после восполнения дефицита нужных веществ, можно применять различные поведенческие вмешательства.

Ученые, работающие с аутизмом, разработали несколько различных эффективных интервенций, включая перенаправление внимания человека с желаемого объекта и поощрение за то, что он выбросил или не стал употреблять несъедобный предмет.

 

Источник https://www.nationaleatingdisorders.org/learn/by-eating-disorder/other/pica

За последние 25 лет распространённость расстройств пищевого поведения, таких как нервная анорексия (НА), нервная булимия (НБ), приступообразное переедание, значительно увеличилась. Хотя, изменения идеального образа тела, продукты промышленного производства и ожирение часто называют предпосылками для развития РПП, однако они остаются заболеваниями неизвестной, но сложной биопсихосоциальной этиологии.

За последние пять лет мы наблюдали поразительный прогресс. Недавнее исследование групп UCSD и UNC помогло понять важность голода и генетики при этих заболеваниях. В этом месяце крупные научные журналы опубликовали исследования долгосрочных результатов, медицинских последствий   и роста.

Мы попытались разделить расстройства пищевого поведения на основе симптомов. Клиницисты диагностируют нервную анорексию, нервную булимию, приступообразное переедание, расстройство избегающего/ограничительного приема пищи, парорексию и расстройство руминации.

Однако это не научно доказанные диагнозы, как, например, нервная анорексия, соответствующая критериям DSM-5. НА имеет два подтипа: переедание, очищение или и то, и другое, и ограничение в употреблении пищи. НА часто переходит от одного подтипа к другому, особенно от ограничительного подтипа к подтипу переедание-очищение.

 

Диагностика DSM 5

Критерии

Ограничение потребления калорий согласно потребностям организма приводит к чрезвычайно низкой массе тела пациента в зависимости от возраста, пола, траектории развития и физического здоровья. Низкий вес – это вес, который меньше минимального здорового веса.

Сильный страх набрать вес или потолстеть, даже если у пациента значительно низкая масса тела, сопровождается попытками удержать вес.

Нарушение восприятия веса или формы тела, чрезмерное влияние этих показателей на самооценку или отрицание критически низкой массы тела.

Обозначение подтипа

Ограничительный тип: в течение последних трех месяцев у пациента не было повторяющихся эпизодов переедания или очищения (например, самопроизвольной рвоты или использования слабительных, диуретиков или клизм). Похудение достигается главным образом за счет диеты, голодания, чрезмерных физических нагрузок или всех этих методов вместе.

Тип «переедание и очищение»: в течение последних трех месяцев у пациента наблюдались периодические эпизоды переедания или очищения (например, рвота, вызванная самостоятельно, или использование слабительных, диуретиков или клизм).

Текущая тяжесть заболевания

ИМТ ≥17 соответствует умеренному критерию низкой массы тела. ИМТ 16–16,99 – средний показатель. Очень низкая масса тела определяется как ИМТ 15–15,99.

Чрезвычайно низкая масса соответствует ИМТ <15.

Медицинские осложнения нервной анорексии

Нервная анорексия – это изнуряющее и смертельное психическое заболевание, которое ставит под угрозу социальное функционирование, развитие, неврологическое и соматическое здоровье. НА вызывает изменения в интересе к пище, её употреблении, в отношении к весу, размеру тела и форме, а еда играет центральную роль в возникновении и развитии расстройства пищевого поведения.

Все системы органов страдают от голодания и нервной анорексии. Большинство из изменений можно обратить вспять с помощью медицинского диагноза, лечения сопутствующих проблем, регидратации, возобновления питания и с течением времени.

Некоторым пациентам с НА требуется госпитализация, и наблюдение многопрофильной командой специалистов, а другим достаточно помощи опытного врача и психиатра для лечения психологических и соматических осложнений. Сильный страх набрать вес – один из основных симптомов; которые пациенты часто отрицают, но его можно заметить в поведении пациентов.

Депрессия или шизофрения кажутся наиболее изнуряющими и смертельными психическими заболеваниями, однако нервная анорексия опережает их по количеству летальных исходов. Пациенты страдают от голода и недоедания, сопутствующих психических заболеваний и сопротивляются лечению.

Хотя вес и форма тела являются центральными характеристиками НА, пациенты часто настаивают на полном контроле за всем, тем, что они едят, способом приготовления, и часто чувствуют превосходство над другими, потому что все остальные страдают от ожирения или избыточного веса. В случае с НА используются разные психотерапевтические подходы; а в лечении подростков широко применяется семейная терапия.

Остеопороз развивается примерно у одного из трех пациентов. Часто в тяжелой форме, с предрасположенностью к переломам. Голод может вызвать неврологические симптомы, а исследования мозга показывают аномалии (например, расширение борозд, дилатацию желудочков и церебральную атрофию). С восстановлением веса это проходит, но не всегда.

У пациентов, которые вызывают рвоту, такое поведение может привести к гипертрофии слюнных желез и повышения уровня амилазы в сыворотке крови. У них также может быть гастропарез, чувство переполнения в животе после еды и вздутие живота.

Пациенты подвергаются риску смерти от болезней, осложнений голодания и самоубийств. Показания для госпитализации включают глубокое обезвоживание, гипотензию, тяжелые электролитные нарушения, аритмию и глубокую брадикардию. Пациенты с НА также госпитализируются из-за риска суицида.

Наконец, госпитализация, даже при отсутствии поведенческого расстройства, часто является экстренной ситуацией, когда индекс массы тела пациента составляет 15 или меньше. Риск суицида среди пациентов с анорексией высок, и, по оценкам, частота его возникновения в 18 раз выше, чем в контрольной группе.

Женщины с НА имеют средний преморбидный рост в подростковом возрасте, но болезнь меняет траекторию роста. У пациентов с НА рост начинает увеличиваться, как и у других, однако в какой-то момент случается линейная задержка роста, характерная для этой болезни. С восстановлением веса рост начинает подтягиваться, но он редко достигает максимальной предполагаемой отметки.

Серьезная степень нервной анорексии соответствует критериям DSM-5 для НА при ИМТ <15 кг / м2. Низкая минеральная плотность костной ткани настолько распространена в этой группе, что наблюдается почти у всех.

Примерно половина людей при этом страдает остеопенией, а 43%  – остеопорозом. У 35% лиц с тяжелой НА развивается гипофосфатемия, а у 38% – гипогликемия. Обе болезни встречаются в ограничивающем подтипе НА.

«У девочек с нервной анорексией, страдающих от РПП, может быть задержка роста», — заключили в исследовании в августе 2020 года, в котором приняли участие «255 девочек в возрасте около 15 лет с нервной анорексией». После измерения «роста пациента на момент госпитализации и затем в зрелом возрасте» исследователи обнаружили, что «рост женщины во взрослом возрасте был намного меньше ожидаемого по сравнению с генетическим потенциалом, измеренным по росту родителей».

 

Результаты

Результаты исследований показывают сохранение сосуществующей психопатологии. Госпитализация может помочь вывести пациента из триггерной среды, токсичного окружения с искаженным приемом пищи и проблемных отношений.

Госпитализация с нервной анорексией была связана с определенным исходом беременности, включая ускоренные роды, острую печеночную недостаточность и госпитализацию в отделение интенсивной терапии. Госпитализация с нервной анорексией до или во время беременности связана с неблагоприятными результатами для новорожденных и матерей.

Данное исследование фокусировалось на пациентах с нервной анорексией, начавшейся в подростковом возрасте в сравнении с пациентами в возрасте 30 лет, страдающими аналогичными симптомами с подросткового возраста. Более поздний возраст начала нервной анорексии в подростковом возрасте имел меньше негативных влияний на здоровье пациента.

Преморбидный перфекционизм был благоприятным прогностическим фактором, хотя раньше он считался фактором риска развития нервной анорексии. Госпитализация была связана с риском мертворождения в 1,99 раза, в 1,69 раза с риском рождения ребенка с низкой массой тела и в 1,52 раза с риском рождения ребенка с низкой массой тела в гестационном возрасте. Младенцы подвержены риску мертворождения, недоношенности, преждевременных родов, низкой массе тела при рождении.

Выздоровление от НА не является линейным. Рецидивы, неудачи и трудности – это часть процесса лечения. Выздоровление происходит постепенно, даже если пациент с нервной анорексией прогрессирует.

Недавнее длительное исследование показало, что выздоровление произошло примерно у 31% пациентов на 9-ом году лечения, а у 2/3 пациентов через 22 года. Долгосрочные 20-летние исследования результатов предполагают, что полная ремиссия при НА наступает примерно у 30-60% пациентов.

Частота рецидивов после лечения колеблется от 9% до 52%, но в большинстве случаев, не менее 25%. Нервная анорексия связана с высокой смертностью, при этом общая смертность приближается к 5,6% за десять лет.

Прогресс исследований ускоряется, у нас будут новые биологические тесты, научно обоснованные нейробиологические диагнозы, томография мозга, протоколы возобновления лечения и новые фармакологические методы лечения, которые изменят наши знания и восприятие нервной анорексии.

 

Источник https://www.eatingdisorderhope.com/blog/anorexia-nervosa-2020-research-long-term-outcomes-growth-retardation-other-medical-consequences

Аннотация

В этой статье представлены современные диагностические концепции расстройств пищевого поведения, включая такие новые расстройства, как приступообразное переедание (BED) и расстройство избегания/ограничения приема пищи (ARFID). Статья сопровождается данными современных исследований эпидемиологии расстройств пищевого поведения, их широкого социально-демографического распределения и увеличения распространенности среди населения. Обсуждаются изменения, нынешнее состояние и результаты научно-обоснованного лечения основных расстройств пищевого поведения, нервной анорексии, нервной булимии и приступообразного переедания (BED), с уделением особого внимания психологической терапии первой линии. В статье подчеркивается недостаток информации и указываются направления дальнейших исследований, особенно в отношении лечения BED и ARFID, и описывается, как улучшить вовлеченность в лечение и контроль остеопении.

Ключевые слова: нервная анорексия, нервная булимия, приступообразное переедание, эпидемиология, лечение.

 

Вступление

Концептуальное представление о расстройствах пищевого поведения за последние 10 лет значительно расширилось, и теперь включает приступообразное переедание (BED) и расстройство избегания/ограничения приема пищи (ARFID) в дополнение к нервной анорексии и нервной булимии. В настоящее время они признаны четырьмя хорошо концептуализированными расстройствами, реклассифицированными как расстройства питания и приема пищи (FED) в 5й редакции Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) Американской психиатрической ассоциации, опубликованного в 2013 г, и в 11й редакции Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (ICD‐11, МКБ-11), одобренной Всемирной организацией здравоохранения и опубликованной в 2019 г.12.

 

Ключевые диагностические признаки основных расстройств, общие для обеих схем, представлены в Таблице 1. Подавляющее большинство исследований и клинической информации связано с нервной анорексией, нервной булимией и BED, поэтому в данной статье мы сосредоточимся именно на них.

Таблица 1. Ключевые диагностические признаки основных расстройств питания и пищевого поведения

Нервная анорексияНервная булимияПриступообразное (BED) 

Расстройство избегания/ограничения приема пищи (ARFID)

ПитаниеЖесткое ограничениеНерегулярное; частые пропуски приемов пищи наряду с ограничениямиНерегулярное, но без особых ограниченийСтрогое ограничение всех или определенных видов пищи
ВесНедостаточныйНормальный или избыточныйНормальный или избыточныйНедостаточный вес; возможна нехватка питательных веществ
Образ телаПридание слишком большого значения; «страх полноты» может присутствовать, но не обязательноПридание слишком большого значенияПридание слишком большого значения – возможно, но не обязательноБез преувеличений
Приступы перееданияВозможныРегулярные, с компенсациейРегулярные, без компенсацииНет данных
Склонность к искусственной очистке организма, голоданию, одержимость физическими упражнениями с целью контроля весаПрисутствует как минимум одна из перечисленных моделей поведенияРегулярные, как компенсаторное поведениеНе регулярныеНет

 

Нервная анорексия и нервная булимия — это расстройства пищевого поведения, характеризующиеся интернализацией идеала худобы и экстремальным контролем веса. Обязательный критерий для обоих расстройств — придание слишком большого значения весу и форме тела, когда озабоченность по поводу образа тела имеет большое или первостепенное значение для самооценки. Отличительной чертой нервной анорексии является добровольное голодание, когда люди, уже имеющие низкий вес, ведут себя так, чтобы не допустить набор веса. Этот диагноз включает как людей, склонных к перееданию и искусственной очистке организма (путем вызывания рвоты или злоупотребления слабительными/мочегонными средствами), так и тех, для кого такое поведение несвойственно. Люди с нервной булимией не имеют пониженного веса, но не могут вырваться из замкнутого круга переедания и вызывания рвоты, или голодания, или изнурительных тренировок. В то же время, BED и ARFID стали первыми нарушениями пищевого поведения (FEDs), у которых озабоченность образом тела не является ключевым признаком для диагностики. Их отличительная черта — именно расстройства пищевого поведения: для первого — периодическое приступообразное переедание без регулярного искусственного очищения организма, и для второго — избегание и отвращение к пище и к процессу ее принятия. Все расстройства пищевого поведения встречаются во всех возрастных группах, однако нервная анорексия и ARFID более распространены среди детей и подростков, в то время как нервная булимия и BED (приступообразное переедание) среди лиц детского возраста наблюдаются редко.

 

Изменения в диагностике и классификации

Изменения в диагностических критериях нервной анорексии в DSM-5 и ICD-11 малозаметны, но важны. Хотя такие физические последствия голодания, как аменорея и остеопения, все еще отмечаются, первая больше не является обязательным критерием для диагностики анорексии из-за своей частой неприменимости, например, у мужчин и у женщин, принимающих гормональные контрацептивы. В DSM-5 также есть критерии тяжести, основанные на уровнях индекса массы тела (ИМТ; кг/м2) или их эквиваленте у детей, но нет верхнего ИМТ, и определение, является ли вес пациента пониженным (необходимое для диагностики нервной анорексии) остается на усмотрение клинициста. Людям с ИМТ в нормальном диапазоне, но которые в остальном напоминают людей с нервной анорексией, согласно DSM-5 может быть поставлен диагноз «Атипичная нервная анорексия» — тип «Другие указанные расстройства питания и приема пищи» (OSFED).

Еще одно изменение к нервной анорексии в обеих схемах состоит в том, что от человека больше не требуется сообщать о «страхе ожирения» или набора веса, что зачастую является феноменом, присущим определенной культуре. Однако, если об этом страхе не сообщается, для подтверждения диагноза нервной анорексии требуются доказательства поведения, направленного на предотвращение набора веса или на его снижение. Преувеличенное впечатление о своем теле и другие проблемы, связанные с образом тела, могут возникнуть и у людей с BED, но не допускаются для людей с ARFID в обеих схемах.

Нервная булимия изменилась незначительно, но ее критерии расширились, и приступообразное переедание (съедание гораздо большего количества пищи, чем планировалось; потеря контроля над приемом пищи) с компенсирующим поведением по снижению веса теперь может происходить всего раз в неделю, но эти эпизоды переедания должны продолжаться 3 месяца согласно DSM-5 или 1 месяц согласно ICD‐11. Аналогично, для диагностики приступообразного переедания (BED) в обеих схемах требуется как минимум еженедельная частота переедания в течение нескольких месяцев. Однако, хотя преувеличенное впечатление о своем теле не требуется ни в одной из схем, выраженный дистресс, связанный с перееданием, является обязательным для BED.

Согласно DSM‐5, для диагноза BED также требуются 3 из 5 дополнительных признаков, связанных с эпизодами переедания. Эти дополнительные признаки следующие:

  • быстрое поглощение пищи;
  • принятие пищи, когда не голоден;
  • поглощение пищи, пока не наестся до неприятных ощущений;
  • принятие пищи в одиночестве; и
  • негативные эмоции депрессии, вины или отвращения, следующие за перееданием1.

И нервная булимия, и BED возникают равномерно по всему спектру веса, от нормального до выше нормы. В клинических условиях, диагноз нервной булимии обычно ставится в контексте такого очищающего поведения, как самоиндуцированная рвота и злоупотребление слабительными для контроля веса. Однако, у некоторых людей нервная булимия может также протекать без очищения, но с экстремальными диетическими ограничениями / голодовкой / изнурительным режимом тренировок. Эта форма нервной булимии, без очищения, чаще встречается в обществе3 и может отличаться от BED только проявлением регулярного компенсаторного поведения. В том, что касается определения BED, различия между ICD-11 и DSM-5 следующие: ICD-11 не требует, чтобы количество пищи, потребляемой во время переедания, было необычно большим (то есть включены субъективные эпизоды переедания), и не требует соблюдения 3 из 5 дополнительных признаков переедания2. Эти более широкие критерии, скорее всего, увеличат клиническую полезность схемы ICD по сравнению с DSM и созвучны жизненному опыту BED, в соответствии с которым потеря контроля и ощущение переедания являются гораздо более неприятным качеством эпизода переедания, чем количество съеденной еды.

Люди с расстройствами пищевого поведения, не соответствующими поведенческой частоте или другим критериям одного из основных расстройств пищевого поведения и чьи проблемы менее хорошо концептуализированы и ранее назывались «Расстройство пищевого поведения, не выделенное в отдельные категории» (EDNOS), теперь могут быть классифицированными как  «Другие указанные расстройства питания и приема пищи» (OSFED) или «Неуточненное расстройство пищевого поведения» (UFED) в DSM‐5,1 или как недостаточно четко сформулированное «Другое расстройство питания или пищевого поведения» в ICD‐112. «Другие указанные расстройства питания и приема пищи» (OSFED) включают: атипичную нервную анорексию, подпороговую нервную булимию, BED (приступообразное переедание), расстройство очищения и синдром ночного питания.

Атипичная нервная анорексия, то есть нервная анорексия, при которой ИМТ может находиться в «адекватном» диапазоне 20–25 кг/м2 или выше, вероятно, становится все более распространенной, поскольку средний вес населения в целом смещается вправо. Лечение аналогично лечению нервной анорексии. Синдром ночного питания часто проявляется на фоне нарушения сна. Его оценка и лечение аналогичны BED. Расстройство очищения (без регулярных приступов переедания) встречается не очень часто, и его лечение аналогично лечению нервной булимии.

Хотя данных еще недостаточно, добавление этих ранее нераспознанных расстройств пищевого поведения, таких как BED и ARFID, имеет значение для клиницистов, юрисдикций и общественного здравоохранения в целом. Возможно, потребуется усовершенствование инициатив в области профилактики заболеваний, повышение осведомленности врачей и развитие инфраструктуры медицинских служб, чтобы обеспечить надлежащее выявление и лечение такого разнообразного теперь спектра расстройств пищевого поведения.

 

Эпидемиология, включая распространение и детерминанты

В систематическом обзоре средневзвешенные популяционные значения (и диапазоны) распространенности в течение жизни представлены следующим образом:

  • нервная анорексия:4% (0.1–3.6%) для женщин и 0.2% (0–0.3%) для мужчин,
  • нервная булимия: 9% (0.3–4.6%) для женщин и 0.6% (0.1–1.3%) для мужчин и
  • приступообразное переедание (BED): 2.8% (0.6–5.8%) для женщин и 0% (0.3–2.0%) для мужчин4.

Число исследований по изучению распространенности расстройств пищевого поведения согласно DSM-5 в общей популяции — невелико. Исследование взрослого населения Австралии в целом включало случаи OSFED и ARFID3. Исследование показало, что                       3-месячная распространенность нервной булимии составляет 1.2%, а BED — 1.5%. (Однако, обратите внимание, что это исследование не учитывало «3 из 5 признаков переедания» согласно DSM‐5.) Во время этого исследования также изучались ARFID и OSFED; распространенность составила 0.3% и 3.2% соответственно. У большинства людей с OSFED («Другие указанные расстройства питания и приема пищи») была атипичная нервная анорексия3. Многие люди (около 10%) сообщили о еженедельном переедании, но без заметного дискомфорта; эти люди были классифицированы как UFED («Неуточненное расстройство пищевого поведения») — однако в этой группе не было высоких уровней ухудшения здоровья, что ставит ее клиническое значение под сомнение3.

Истинная заболеваемость расстройствами пищевого поведения среди населения неизвестна. Однако, когортные клинические исследования заболеваемости предполагают увеличение числа случаев нервной булимии и BED в широких общественных масштабах.

Также наблюдается увеличение заболеваемости нервной анорексией, преимущественно у молодых женщин5,6. Все три основных расстройства также связаны с умеренным и высоким уровнем психосоциальных и производственных нарушений3,6.

Распространенность расстройств пищевого поведения выше у женщин и у молодых людей. Однако, BED чаще встречается у мужчин. Все эти проблемы могут быть распространенными среди всех социально-экономических групп и среди первых австралийцев, в большей степени, чем считалось ранее7. Риски можно минимизировать путем повышения грамотности потребления информации СМИ, уменьшения идеализации худобы и поощрения позитивных/здоровых отношений с весом и питанием8. Нервная булимия и BED имеют общие пересекающиеся факторы риска избыточного веса / ожирения (например, травмы в детском анамнезе). Поэтому снижение веса, при необходимости, лучше всего проводить в контролируемой среде, где могут быть приняты меры для устранения и предотвращения появления расстройств пищевого поведения и других психологических сопутствующих заболеваний9.

 

Лечение расстройств пищевого поведения — общий обзор

Для всех расстройств пищевого поведения (включая ARFID) основное лечение, определенное в действующих национальных и международных руководствах — это форма психоповеденческой терапии, которая обычно может проводиться амбулаторно9,10,11.
Люди с более тяжелыми симптомами или пациенты, состояние которых не улучшилось после прохождения менее строгого лечения, могут лечиться в рамках частичной (дневной) или полной специализированной больничной программы 11,12. Доказательные методы лечения, проводимые врачом, осведомленным о расстройствах пищевого поведения, считаются наиболее эффективными и предпочитаются людьми с расстройствами пищевого поведения12. Кроме того, этот подход, скорее всего, требует меньшего вложения финансов и сокращает количество госпитализаций12.

В дополнение к специальной психологической терапии, лечение должно быть направлено на устранение важных сопутствующих заболеваний, связанных с питанием, физическим и психическим здоровьем, и поэтому в идеале оно проводится многопрофильной командой. Такая команда должна состоять, как минимум, из психотерапевта и семейного врача. В более сложных случаях расстройств пищевого поведения, таких как у большинства людей с нервной анорексией, в более тяжелых случаях нервной булимии и BED, а также в тех случаях, когда требуется стационарное лечение, необходима дополнительная междисциплинарная поддержка, включающая дипломированного диетолога, врача узкого профиля или педиатра, психиатра, медсестру (или медсестер), терапевта по лечебной гимнастике, терапевта-реабилитолога и социального работника или семейного терапевта9,10,11.

 

Виды психологической терапии

Первой линией лечения для всех расстройств пищевого поведения являются такие специфические психологические методы лечения, как трансдиагностическая расширенная когнитивно-поведенческая терапия (CBT‐E), оказывающая наибольшее воздействие на уменьшение симптомов и другие результаты13. Ее обычный курс составляет 20 еженедельных сеансов при нервной булимии и BED, и 40 сеансов при нервной анорексии. Разработаны также более короткие формы (например, 10 сессий самостоятельного лечения под руководством КПТ-специалиста в режиме онлайн) в качестве первого шага в лечении или для лиц с менее тяжелой формой заболеваний9. Их уровень достоверности доказательств — умеренный и сопоставим с КПТ, проводимым терапевтом, специализирующимся на расстройствах пищевого поведения, но многие люди по-прежнему проявляют симптомы и требуют дальнейших сеансов. «Чистая» самопомощь без наблюдения специалиста не рекомендуется; исключение — первоначальный этап, в ожидании профессиональной помощи.

Наиболее важные недавние достижения в лечении расстройств пищевого поведения были получены в результате испытаний психологической терапии для детей/подростков и взрослых с нервной анорексией, с подтверждением несколькими систематическими обзорами, и сетевыми и другими метаанализами14. Для детей и подростков ведущим методом лечения является атеоретическая терапия с привлечением ближайших членов семьи (FBT). FBT может осуществляться как в полной, так и в неполной семье (где родители рассматриваются отдельно от ребенка)15. Семейная терапия также была адаптирована для лечения нервной булимии9. Альтернативой FBT, но с более слабой доказательной базой, является форма CBT-E, дополненная короткими семейными сеансами16. Также, для молодых людей с нервной анорексией может использоваться подростковая фокальная психотерапия9.

КПТ является наиболее распространенным в Австралии методом лечения; аналогичной ведущей терапии для взрослых с нервной анорексией не существует. Другие научно-обоснованные психологические методы лечения нервной анорексии: протокол Модсли для лечения нервной анорексии у взрослых (MANTRA)17, поддерживающее клиническое лечение под контролем специалистов (SSCM)18 и фокальная психодинамическая терапия (FPT)19. В Таблице 2 обобщены ключевые элементы основных научно-обоснованных методов лечения взрослых; подробное описание всех психологических методов лечения можно найти в рекомендациях Национального института здоровья и клинического совершенствования Великобритании (NICE)10. Все методы лечения обеспечивают обучение психологической самопомощи и нацелены на восстановление физического здоровья человека с помощью мониторинга веса, консультирования по питанию и планирования питания, часто одновременно с занятиями у дипломированного диетолога. Они были разработаны для индивидуального амбулаторного лечения, на срок 8 месяцев или более. КПТ адаптирована для проведения групповых занятий, что является обычным явлением для больничных программ. К каждому методу лечения есть пособие, которое используются при обучении специалистов. В Австралии наиболее доступно обучение КПТ, за ним следуют SSCM и MANTRA. Уровень выбывания для всех методов — средний.

 

Таблица 2. Сравнительные характеристики методов доказательной терапии для взрослых с нервной анорексией

CBT‐E = Расширенная когнитивно-поведенческая терапия

MANTRA = Протокол Модсли для лечения нервной анорексии у взрослых

SSCM = Поддерживающее клиническое лечение под контролем специалистов

FPT = Фокальная психодинамическая терапия

 

 CBT-E13MANTRA17SSCM18FPT19
Теоретическая модельФормулировка КПТ и транс-диагностические поддерживающие факторыКогнитивная / межличностнаяАтеоретическаяПсиходинамическая формулировка
ЦелиДисфункциональные убеждения; неправильное питаниеВнутри- и межличностные поддерживающие факторы, например — негибкостьНедостаточное питание; другие цели определяются индивидуальноВнутри- и межличностные поддерживающие факторы, например — низкая самооценка
Терапевтические техникиПоведенческий мониторинг, поведенческие эксперименты, когнитивная реструктуризация, анализ цепочкиМотивационное интервью, социальная интеграция и когнитивное восстановлениеОбучение психологической самопомощи, поддерживающая терапияИсследование убеждений/схем; межличностная терапия, постановка целей, новое поведение
Симптомы настроенияОсновной модуль чувствительности и нетерпимостиОбучение навыкам совладания с эмоциямиУправление симптомамиИсследование / анализ аффективно-эмоциональных переживаний

 

 

Фармакологические методы лечения

В отличие от психологической терапии, фармакологические методы лечения нервной анорексии достигли меньшего прогресса. В настоящее время проводится несколько небольших испытаний нейролептиков второго поколения, таких как оланзапин, для лечения нервной анорексии, с неоднозначными результатами11. Недавнее крупное (n = 152) 16-недельное амбулаторное плацебо-контролируемое испытание оланзапина (со средней дозой 7,77 мг/день) в качестве основного лечения для взрослых с нервной анорексией обнаружило умеренное воздействие препарата на увеличение веса, вызванное действующим веществом лекарства20. Однако, коэффициент набора веса был незначительным (примерно 0,7 кг/месяц) и ничтожно малым по сравнению с плацебо. Других значимых различий в отношении первичных результатов не было, и единственное различие вторичных результатов в отношении беспокойства о форме свидетельствовало в пользу группы плацебо. Важно отметить, что между метаболическими результатами различий не было. Другие психотропные агенты, такие как антидепрессанты, не имеют непосредственного значения или доказательной базы для лечения нервной анорексии, но антидепрессанты могут использоваться при сопутствующей большой депрессии14.

Проводятся несколько испытаний действующих веществ для лечения BED и нервной булимии. С момента первых испытаний более высокодозных селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (например, флуоксетина 60 мг в день) было проведено небольшое количество испытаний топирамата и (для BED) лиздексамфетамина11,21. Мета-анализы подтверждают роль антидепрессантов второго поколения и лиздексамфетамина, но не как самостоятельных методов лечения, поскольку размер эффекта колеблется от малого к среднему, и выбывание может быть выше, чем при психологической терапии21. Большинство их применяется в Австралии «вне инструкции», за исключением лиздексамфетамина, который одобрен для лечения BED от умеренной до тяжелой степени и под контролем специалиста-психиатра. Считается, что безопасность лиздексамфетамина в более долгосрочной перспективе соразмерна с обнаруженной при его применении при синдроме дефицита внимания и гиперактивности.

 

Возобновление питания и остеопения

Риски слишком быстрого возобновления кормления и синдрома возобновления питания сейчас хорошо известны, но возможно, что программы стали чрезмерно осторожными. Исследования поддерживают оптимизацию стационарного лечения для обеспечения более быстрого восстановления веса; было продемонстрировано, что более решительные протоколы возобновления питания безопасны в сочетании с активным медицинским наблюдением и добавлением пищевых добавок, например, фосфатов22. Однако, при таких режимах нужно следить за психологическим стрессом, который может быть выше при более быстром увеличении веса.

Остеопения у людей с длительными периодами низкого веса и подавления половых стероидов по-прежнему представляет собой известный медицинский риск, для которого лечение остается «важнейшей неудовлетворенной потребностью» (Schorr et al., p. 78)23. Потеря костной массы может быть необратимой, особенно если она происходит во время критически важного периода постпубертатного роста костей. Таким образом, люди с нервной анорексией могут не набрать свою максимальную костную массу и, следовательно, в более позднем возрасте могут быстрее достичь остеопенического уровня; особенно это касается женщин в постменопаузальный период. Следовательно, существует повышенный риск переломов как в молодости, так и в пожилом возрасте. Лечение предполагает восстановление веса и нормализацию эндокринного гомеостаза. Проводится небольшое количество исследований антирезорбтивных и анаболических средств. Одно из проведенных испытаний трансдермального физиологического замещения эстрогена терипаратидом дало позитивные результаты. Исследования ралоксифена, деносумаба и других аналогов паратиреоидных гормонов, например, абалопаратида, отсутствуют или ограничены описаниями случаев. Наилучшие результаты были отмечены у бисфосфонатов. Однако, опасения в отношении его безопасности и его потенциальная тератогенность предостерегают нас от использования бисфосфонатов молодыми женщинами23.

 

Результаты и прогноз

Результаты исследований вселяют осторожный оптимизм в отношении выздоровления от расстройств пищевого поведения, хотя этот процесс может быть медленным. Недавнее широкомасштабное исследование 228 женщин с нервной анорексией или нервной булимией, последовавшее за их лечением в специализированном центре и длившееся 22 года, показало, что большинство (около двух третей) женщин выздоровели, и что большинство женщин с нервной булимией достигли выздоровления в течение 9 лет; но только около половины из женщин с нервной анорексией выздоровели в течение первых 9 лет24. Это согласуется с основным массивом литературы о результатах лечения6.

О долгосрочных результатах для BED и других расстройств пищевого поведения известно меньше, но их лечение также важно, поскольку спонтанная ремиссия представляется низкой, а раннее изменение симптомов является наилучшим прогностическим фактором результатов лечения для всех расстройств пищевого поведения25.

Метаанализ показал, что наличие переедания и очищающего поведения, более низкий ИМТ, ранняя стадия изменений (низкая мотивация), сопутствующее депрессивное настроение и другие сопутствующие заболевания, повышенное беспокойство по поводу образа тела и более низкое качество текущих отношений постоянно ассоциируются с худшими результатами лечения как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе для всех расстройств пищевого поведения. Выбывание также было связано с перееданием и искусственной очисткой организма, а также с низкой мотивацией к изменениям. Однако величина эффекта сильно различалась в разных исследованиях, в диапазоне от небольшой до умеренной, что указывает на выздоровление многих людей, несмотря на отрицательные прогностические характеристики25.

Одна из основных проблем в улучшении результатов лечения — закрытие «пробела в лечении». Большинство людей с нервной анорексией и подавляющее большинство людей с нервной булимией и BED откладывают обращение за медицинской помощью на десятилетие или дольше10. Этой проблеме способствуют многие факторы, но наиболее важные из них — это низкий уровень медицинской грамотности, обращение за помощью для снижения веса, а не для лечения расстройства пищевого поведения, стигматизация, стыд и недостаток средств и доступа к доказательной психологической терапии.

 

Заключение

Расстройства пищевого поведения распространены среди австралийцев; их распространенность может увеличиваться. Эффективная психологическая терапия является лечением первой линии, и большинство людей выздоравливают в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Лечение в больнице может спасти жизнь, и эффективный доступ к получению помощи важен — главная проблема заключается в несвоевременно начатом лечении и в его задержках. Очень немногие медикаменты помогают при нервной булимии и BED. Необходимы дальнейшие исследования, в частности, для лечения остеопении, для достижения более раннего вступления в лечение, для лучшего понимания того, какие методы лечения лучше всего подходят конкретному пациенту и для изучения прогностических факторов и результатов. Срочно необходимы исследования новых расстройств пищевого поведения, BED и ARFID.

 

Примечания

Финансирование: Раскрытие информации: Ф. Хей получала сессионные гонорары и гонорары за лекции от Австралийского Медицинского Совета, за публикации «Терапевтические рекомендации» от Института психиатрии Нового Южного Уэльса, гонорары от организаций «Hogrefe and Huber», «McGraw Hill Education» и «Blackwell Scientific Publications»; также получены исследовательские гранты от NHMRC (Национальный совет здравоохранения и медицинских исследований Австралии) и ARC (Австралийский исследовательский совет). Филлипа Хей является Председателем Национального сотрудничества по расстройствам пищевого поведения в Австралии. В июле 2017 года она представила компании «Shire Pharmaceuticals» заказанный отчет на тему «Лиздексамфетамин и расстройства пищевого поведения, связанные с перееданием», и получила гонорар от «Shire» за преподавание на образовательных мероприятиях для психиатров.

Конфликта интересов нет.

 

Список источников и литературы

  1. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (5th edn) (DSM‐5). Washington, DC: American Psychiatric Association; 2013.
  2. World Health Organization. International Statistical Classification of Diseases and Related Health Problems, 11th Revision (ICD‐11). Geneva: World Health Organization; 2019.
  3. Hay P, Mitchison D, Lopez Collado AE, González‐Chica DA, Stocks N, Touyz S. Burden and health‐related quality of life of eating disorders, including avoidant/restrictive food intake disorder (ARFID), in the Australian population. J Eat Disord 2017; 5: 21.
  4. Galmiche M, Déchelotte P, Lambert G, Tavolacci MP. Prevalence of eating disorders over the 2000–2018 period: a systematic literature review. Am J Clin Nutr 2019; 109: 1402–13.
  5. Udo T, Grilo CM. Prevalence and correlates of DSM‐5–defined eating disorders in a nationally representative sample of US adults. Biol Psychiatry 2018; 84: 345–54.
  6. Smink FR, Van Hoeken D, Hoek HW. Epidemiology of eating disorders: incidence, prevalence and mortality rates. Curr Psychiatry Rep 2012; 14: 406–14.
  7. Mulders‐Jones B, Mitchison D, Girosi F, Hay P. Socioeconomic correlates of eating disorder symptoms in an Australian population‐based sample. PLoS One 2017; 12: e0170603.
  8. Le LK, Barendregt JJ, Hay P, Mihalopoulos C. Prevention of eating disorders: a systematic review and meta‐analysis. Clin Psychol Rev 2017; 53: 46–58.
  9. Hay P, Chinn D, Forbes D, Madden S, Newton R, Sugenor L et alRoyal Australian and New Zealand College of Psychiatrists clinical practice guidelines for the treatment of eating disorders. Aust N Z J Psychiatry 2014; 48: 977–1008.
  10. National Institute for Health and Care Excellence (NICE) . Eating disorders: recognition and treatment Full guideline. 2017.
  11. Hilbert A, Hoek HW, Schmidt R. Evidence‐based clinical guidelines for eating disorders: international comparison. Curr Opin Psychiatry 2017; 30: 423–37.
  12. Hay PJ, Touyz S, Claudino AM, Lujic S, Smith CA, Madden S. Inpatient versus outpatient care, partial hospitalisation and waiting list for people with eating disorders. Cochrane Database Syst Rev 2019; CD010827.
  13. Fairburn CG. Cognitive Behavior Therapy and Eating Disorders. New York: Guilford Press; 2008.
  14. Zeeck A, Herpertz‐Dahlmann B, Friederich H‐C, Brockmeyer T, Resmark G, Hagenah U et alPsychotherapeutic treatment for anorexia nervosa: a systematic review and network meta‐analysis. Front Psych 2018; 9: 158.
  15. Le Grange D, Hughes EK, Court A, Yeo M, Crosby RD, Sawyer SM. Randomized clinical trial of parent‐focused treatment and family‐based treatment for adolescent anorexia nervosa. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 2016; 55: 683–92.
  16. Dalle Grave R, Calugi S, Sartirana M, Fairburn CG. Transdiagnostic cognitive behaviour therapy for adolescents with an eating disorder who are not underweight. Behav Res Ther 2015; 73: 79–82.
  17. Schmidt U, Startup H, Treasure J. A Cognitive‐Interpersonal Therapy Workbook for Treating Anorexia Nervosa: The Maudsley Model. Abingdon, UK:Routledge; 2018.
  18. McIntosh VV, Jordan J, Luty SE, Carter FA, McKenzie JM, Bulik CM et alSpecialist supportive clinical management for anorexia nervosa. Int J Eat Disord 2006; 39: 625–32.
  19. Zipfel S, Wild B, Groß G, Friederich HC, Teufel M, Schellberg D et alFocal psychodynamic therapy, cognitive behaviour therapy, and optimised treatment as usual in outpatients with anorexia nervosa (ANTOP study): randomised controlled trial. Lancet 2014; 383: 127–37.
  20. Attia E, Steinglass JE, Walsh BT, Wang Y, Wu P, Schreyer C et alOlanzapine versus placebo in adult outpatients with anorexia nervosa: a randomized clinical trial. AM J Psychiatry 2019; 176: 449–56.
  21. Hilbert A, Petroff D, Herpertz S, Pietrowsky R, Tuschen‐Caffier B, Vocks S et alMeta‐analysis of the efficacy of psychological and medical treatments for binge‐eating disorder. J Consult Clin Psychol 2019; 87: 91–105.
  22. Madden S, Miskovic‐Wheatley J, Clarke S, Touyz S, Hay P, Kohn MR. Outcomes of a rapid refeeding protocol in adolescent anorexia nervosa. J Eat Disord 2015; 3: 8.
  23. Schorr M, Klibanski A. Anorexia nervosa and bone. Curr Opin Endocr Metab Res 2018; 3: 74–82.
  24. Eddy KT, Tabri N, Thomas JJ, Murray HB, Keshaviah A, Hastings E et alRecovery from anorexia nervosa and bulimia nervosa at 22‐year follow‐up. J Clin Psychiatry 2017; 78: 184–9.
  25. Vall E, Wade TD. Predictors of treatment outcome in individuals with eating disorders: a systematic review and meta‐analysis. Int J Eat Disord 2015; 48: 946–71.

 

Автор: Филлипа Хей

Internal Medicine Journal

Источник  https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7003934/

 Нервные клетки мозга
Голод приносит организму физические и психические изменения, которые все мы хоть раз ощущали. Раздражительность, туман в голове и ощущение усталости влияет на выполнение повседневных задач, делая их более утомительными и трудными. У тех, кто борется с нервной анорексией, эти симптомы более постоянны и серьезны. Голодный мозг не может функционировать оптимально, как и голодный человек.

Голодное тело, голодный разум
Обработка и реагирование на информацию значительно зависит от нашего питания. Согласно исследованиям, нервная анорексия «негативно воздействует на когнитивные функции внимания, скорости обработки информации, зрительной и вербальной памяти и зрительно-пространственного восприятия».
«Похоже, что это невероятно важные области функционирования?» – спросите вы, и будете правы. Способность человека обрабатывать и удерживать информацию нужна нам в повседневной жизни, будь то в школе или на работе, и просто во время прогулки, вождения или похода в продуктовый магазин.
Представьте момент, когда вы чувствуете себя подавленным, голодным или уставшим. Как это влияло на ваш ум? Возможно, вам было трудно вспомнить информацию, которую вы знаете, как дважды два. Или выразить свои эмоции и мысли другому человеку. Пожалуй, в том состоянии просто невозможно быть продуктивным и достигать целей.
Все это побочные эффекты недостатка питания мозга, которые могут повлиять на работу, учебу, отношения и повседневную деятельность.
Мало того, эти симптомы голода мозга замедляют лечение, поскольку человек не способен обрабатывать информацию и формировать логические связи между своими мыслями, убеждениями и поведением.
«Тяжелобольные пациенты не могут полноценно участвовать в психотерапии, поскольку для этого нужно ясное мышление».
Также голод влияет на уровень энергии. Из-за чего пациентам еще труднее выполнять задачи по выздоровлению, поскольку им не хватает для этого энергетических ресурсов.

Долгосрочное влияние анорексии на мозг
Трудно это говорить, но важно знать, что анорексическое поведение может оказывать долгосрочное влияние на структуру мозга и, следовательно, мысли и умственные процессы. Исследования показали, что у людей с нервной анорексией «меньший объем мозга, а также наблюдается общее уменьшение объема серого вещества».
Серое вещество – важная часть мозга, в котором содержится «большая часть нейронных клеток мозга». Оно отвечает за «области мозга, участвующие в мышечном контроле, и сенсорное восприятие – зрение, слух, память, эмоции, речь, принятие решений и самоконтроль».
«Серое вещество играет важную роль в обеспечении повседневного функционирования человека». Хотя восстановление веса может помочь при некоторых когнитивных последствиях нервной анорексии, исследования показывают, что это не всегда так. «Иногда нарушения когнитивных функций памяти остаются и после восстановления веса».
Согласно исследованию 2020 года, «после выздоровления, у пациентов часто наблюдается отсутствие клинически значимого снижения когнитивных функций». Независимо от того, являются ли эти негативные последствия продолжительными или нет, ясно, что недоедание приводит к истощению ума, который будет бороться за оптимальное функционирование.
Всё это напоминает нам о том, что еда – нечто большее, чем принято думать о ней в нашей культуре. Она питает наши тела и дает нам возможность жить полноценной и наполненной жизнью.

Источник https://www.eatingdisorderhope.com/…/anorexias-impact-think…

Самооценка и качество жизни – это две изученные концепции среди пациентов с нервной анорексией. Но только одно исследование было посвящено их связи и показало их взаимодействие (de la Rie, Noordenbos & van Furth, 2005). Это исследование направлено на проверку влияния самооценки на симптомы нервной анорексии и качество жизни. Таким образом, симптоматика нервной анорексии, самооценка и качество жизни оценивались среди лечащихся и не проходящих лечение людей
Методы: пациенты с нервной анорексией принадлежали к клинической группе (n = 110), тогда как контрольную группу составили 58 женщин, подобранных по полу, возрасту без анорексии (n = 58).
Результаты: Выяснилось, что у пациентов, страдающих нервной анорексией более низкие показатели самооценки и качества жизни, чем у неклинической группы. Кроме того, анализ влияния самооценки показал, что она является посредником между симптомами нервной анорексии и качеством жизни. Самооценка значительно воздействует на нервную анорексию, особенно, когда речь идет о влиянии на повседневную жизнь пациентов.
Обсуждение: Эти результаты подчеркнули важность повышения самооценки, которая приведет к улучшению качества жизни.
Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).
Приступообразное переедание считается серьезным, опасным для жизни, но излечимым расстройством пищевого поведения. В Соединенных Штатах оно является наиболее распространенной формой РПП, и встречается в три раза чаще, чем анорексия и булимия вместе взятые.
Приступообразное переедание заключается в том, что периодически человек съедает большое количество пищи, теряя над собой контроль.
Эпизоды переедания можно описать следующими характеристиками:
• Скорость употребления пищи выше, чем обычно
• После возникает неприятное ощущение переполненности желудка
• Употребления большого количества еды, даже когда не голоден
• Из-за смущения человек ест в одиночку
• После переедания появляется чувство отвращения, депрессии или стыда
При приступообразном переедании такие эпизоды случаются, как минимум, раз в месяц на протяжении трех месяцев, при этом без компенсаторного поведения (например, очищения с помощью рвоты), как это наблюдается при других расстройствах пищевого поведения, например, при булимии.
Приступообразное переедание и обработка эмоций
Одним из симптомов, связанных с приступообразным перееданием, является затрудненность обрабатывания эмоций, которая выражается в виде:
• Сложности признания, распознавания, принятия и понимания собственных эмоций
• Импульсивных действий
• Сложности переживания негативных эмоций (таких как грусть, одиночество, беспокойство, вина и стыд)
• Сложности в регуляции собственных эмоций
В недавнем исследовании, проведенном Monell, Clinton & Birgegård (2020), было обнаружено, что у людей, страдающих от приступообразного переедания, и имеющих проблемы в понимании эмоций, – более низкая самооценка. Им сложнее относиться к себе дружественно, принимающе и с пониманием.
Они также склонны более жестко и враждебно регулировать свои эмоции, что напоминает самокритику и дезадаптивный перфекционизм. Это очень похоже на те трудности, которые испытывают люди с расстройством пищевого поведения, и часто являются частью цикла «переедание-диета», который укореняет приступообразное переедание.
Кроме того, исследователи обнаружили, что в целом сложности в обрабатывании эмоций были связаны с более серьезными проблемами с телом, формами и весом, которые часто встречаются у людей с РПП.
Как трудности обработки эмоций могут способствовать развитию и поддержанию приступообразного переедания
Часто люди с приступообразным перееданием вовлекаются в цикл «переедание-диета», который лишь усиливает расстройство. В рамках этого цикла человек может испытывать сложные эмоции, такие как беспокойство, вина или стыд.
Считается, что именно невозможность справиться с этими сложными эмоциями, заставляет человека возвращаться к перееданию. Это способ успокоиться, отвлечься или подавить свои эмоции, другими словами, справиться с негативными переживаниями этого цикла.
Цикл «переедание-диета» часто начинается с диеты (или ограниченного потребления «плохих» продуктов). Хотя это ограничение может привести к первоначальному чувству удовлетворения, затем люди всё равно ощущают тягу к еде, поскольку тело должно поддерживать гомеостаз.
Наши тела не хотят испытывать лишения, поэтому они дают нам знать, что нам нужна разнообразная еда, посылая сигналы голода: чувство пустоты в желудке, урчание в животе, головная боль, сварливость или «злость от голода», отсутствие энергии, вялость/ слабость. Мы начинаем испытывать тягу к еде и не можем думать ни о чем другом.
Однако эта озабоченность едой и тяга к ней – всего лишь наше тело, выполняющее свою работу. Когда человек старается придерживаться ограничительной диеты, это приводит лишь к подавляющей тревоге. В конечном итоге, чтобы «избавиться» или урегулировать это беспокойство, человек переедает, что и приводит затем к сложным эмоциям, таким как вина, стыд, разочарование или грусть.
Чтобы «урегулировать» эти эмоции человек возвращается к диете или ограничению «плохой» пищи. При этом продолжая цикл «переедание-диета».
Давайте признаем сложность этого цикла. Развитие и укрепление приступообразного переедания – это не только проблема обработки эмоций. Существует множество биологических, психологических и социально-экологических факторов.
Биологические факторы включают в себя гормоны, участвующие в регуляции голода и сытости в попытке сохранить гомеостаз, признаки голода и физиологическую депривацию из-за ограничений или диеты.
К психологическим факторам относится склонность к строгой самокритике и дезадаптивному перфекционизму. Сюда же относится разделение продуктов на «хорошие» и «плохие» и критику за то, что съели «плохие» продукты, а также чувство лишения определенных продуктов.
К социально-экологическим факторам относится воспитание в культуре «диеты», страх осуждения из-за лишнего веса и дефицит продуктов питания.
Хотя этот цикл может выглядеть по-разному для всех (биологические, психологические и социальные факторы окружающей среды каждого человека являются уникальными), этот цикл «переедание-диета» и трудности с обработкой эмоций обычно характерны для тех, кто борется с приступообразным перееданием.
Решение проблемы с обработкой эмоций с помощью лечения приступообразного передания
Один из способов выйти из цикла «переедание-ограничение» – научиться эффективно обрабатывать эмоции. Эмпирические подходы к лечению, такие как когнитивно-поведенческая терапия и диалектическая поведенческая терапия, направлены на выявление взаимосвязи мыслей, эмоций и поведения.
Они также помогают людям научиться уменьшать приступы переедания, одновременно справляясь с трудными эмоциями (например, с тревогой и виной), избавляясь от тревожных событий и исследуя собственные психические состояния.
Другие подходы, такие как психодинамическая и межличностная терапия, могут помочь людям изучить связь между эмоциями и поведением в отношении еды, а также понять, как отношения внутри и снаружи терапии влияют на симптомы приступообразного переедания.
Источник https://www.eatingdisorderhope.com/blog/binge-eating-disorder-difficulties-processing-emotion
Введение: Сложные и длительные расстройства пищевого поведения мало исследовались. Хотя продолжительность болезни является одним из основных критериев для её определения, но польза этой информации еще до конца не установлена. В этом исследовании рассматриваются различия расстройств пищевого поведения и связанных с ними психологических симптомов у пациентов с РПП с различной продолжительностью заболевания и диагнозом.
Методы: проверка регулярных опросников в Центре расстройств пищевого поведения при больнице Сент-Энн (Лондон), выявление демографических показателей, длительности заболевания и диагноза, а также последующие результаты опросников для самопроверки: опросник для изучения расстройств пищевого поведения, оценка клинических нарушений, вопросник о состоянии здоровья пациентов и генерализированная оценка тревожного расстройства. 87 пациентов с нервной анорексией (НА) и 95 пациентов с нервной булимией (НБ), которые заполняли опросники, разделили на три группы по продолжительности болезни: 1) < 3 года, 2) 3-10 лет и 3)> 10 лет. Два многомерных дисперсионных анализа (MANOVA) с тестом Бонферрони были проведены отдельно для групп НА и НБ, чтобы исследовать, различались ли РПП и связанные симптомы пациентов в группах с разной продолжительностью болезни. Три дополнительных отдельных анализа MANOVA были проведены для изучения различий между НА и НБ в каждой категории с разной длительностью заболевания.
Результаты. Между тремя группами с различной продолжительностью заболевания показатели ограничения (р = 0,017) и общая симптоматика РПП (р = 0,048) были выше у пациентов с более длительным (3-10 лет) по сравнению с пациентами с более коротким (< 3 года) сроком болезни. Не было выявлено существенных различий между тремя группами НБ с различной длительностью заболевания. Сравнивая НА и НБ в группах по продолжительности болезни, пациенты с НБ < 3 года показали более высокие уровни общей психопатологии РПП (p = .004), беспокойство по поводу ограничения (p = .029), форм (p = .021) и веса ( р = 0,001) по сравнению с пациентами с одинаковой продолжительностью болезни. У пациентов с НА и НБ с продолжительностью болезни 3-10 лет не было выявлено существенных различий ни по одному из симптомов РПП или связанной с ними психопатологией. Пациенты с НБ с продолжительностью болезни больше 10 лет показали большую озабоченность весом (р = 0,023) по сравнению с пациентами с НА.
Выводы. Обнаружение того, что сдержанность и общие симптомы РПП были выше у пациентов с более длительным анамнезом по сравнению с группой < 3 года в анамнезе, свидетельствует о том, что через 3 года может наблюдаться увеличение симптоматики. Это может быть связано с возрастающей сложностью лечения пациентов с НА спустя три года с начала болезни. Отсутствие значительных различий в группах с разной длительностью заболеваний НА и НБ, свидетельствует о том, что продолжительность болезни может быть недостаточным показателем хроничности. Хотя продолжительность болезни остается важной в клинической практике, использование более широкого набора критериев при диагностике сложных и длительных расстройств пищевого поведения может быть более целесообразным.
Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).
Расстройства пищевого поведения (РПП) часто поражают подростков и молодых людей. Из-за сложности этих заболеваний и возраста, в котором они появляются, возникают глубокие семейные и социальные проблемы. Они оказывают сильное влияние на членов семьи, у некоторых даже появляется беспокойство и депрессия. Недостаток знаний о болезни, страх и вина, трудности в регулировании эмоций и различия членов семьи являются факторами стресса у ухаживающих за больными. Целью данного исследования было: а) изучить подходы ухаживающих к пациентам с РПП, и б) проверить согласованность / разногласия между ними (а именно, у матерей и отцов пациентов с РПП).
Метод. Наша выборка включала 265 человек, ухаживающих за пациентами с РПП из 13 каталонских центров. В общей сложности n = 204 ухаживающих за пациентами с РПП, где n = 61 – и отцы и матери. Испанская версия Вопросника опекунских навыков (CASK) использовалась для оценки отношения к РПП у тех, кто ухаживал за пациентами с РПП. Сравнение показателей CASK между респондентами (отцом и матерью) проводилось с использованием обобщенных уравнений оценки (GEE).
Результаты: в большинстве случае, матери чаще брали на себя роль по уходу, чем отцы. При сравнении средних показателей навыков опекуна у родителей существенных различий выявлено не было, что позволяет предположить, что эти навыки схожи. Тем не менее, результаты подвыборки, в которую входили как матери, так и отцы одного и того же пациента, показали расхождения в двух подшкалах: в понимании целостной картины и нераспространении лишней информации. Удовлетворительно-умеренное согласие наблюдалось в вопросах понимания-принятия, эмоционального интеллекта, фрустрации, общего балла, согласие в измерении заботы о себе.
Выводы. Наши результаты показывают, что лицам, обеспечивающим уход, особенно родителям пациентов с РПП, могут принести пользу вмешательства, направленные на области без внимания, например, эффективное общение. Проведение сессий для опекунов, может помочь родителям овладеть нужными навыками и руководством для оказания вспомогательного влияния в процессе лечения, развенчать убеждения в отношении РПП, улучшить качество жизни и уменьшить эмоциональную дистанцию.
Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

В некоторых европейских странах стационарное лечение подростков и детей с нервной анорексией (НА) до сих пор рассматривается как лечение на выбор. Однако дети и подростки часто воспринимают стационарное лечение как принудительное и отказываются от госпитализации. Более того, длительное пребывание в больнице способствует тяжелым социальным нарушениям у пациентов с НА и еще больше замедляет развитие подростков (Treasure и др. 2010). Кроме того, наибольшая доля затрат на лечение НА связана с госпитализацией. Таким образом, мы стремились разработать более комфортное лечение с вовлечением родителей.

Наш первый шаг состоял в том, чтобы выяснить, было ли дневное лечение подростковой НА таким же эффективным, как стационарное лечение относительно увеличения веса и профилактики рецидивов. Согласно большому многоцентровому РКИ, через год дневное лечение пациентов не уступало стационарному (Herpertz-Dahlmann et al., Lancet 2014). Через 2,5 года подростки на дневном стационаре набрали больший вес и реже госпитализировались повторно, чем те, кто проходил стационарное лечение. Однако у 30% пациентов дневного стационара тоже случались рецидивы.

Теперь мы стремимся оценивать домашнее лечение как новый многообещающий инструмент: 1) Домашнее лечение вовлекает ухаживающих намного сильнее, чем любая другая обстановка. 2) Домашнее лечение может помочь пациентам на ранних стадиях НА преодолеть привычки РПП, поскольку они находятся в привычной обстановке.

Пациентов навещает многопрофильная команда специалистов (клинический терапевт, медсестра, диетолог и т. д.), с опытом лечения НА. Пациенты-подростки, с критериями DSM-5 для НА и атипичной НА, поступившие последовательно в больницу, включаются после успешного начального кратковременного стационарного лечения. Домашнее лечение начинается с 3-4 раз в неделю в течение 1-го и 2-го месяца после выписки, а затем становится реже, в зависимости от процесса выздоровления пациента. Результат оценивали по прибавке в весе, психопатологии расстройств пищевого поведения и качеству навыков тех, кто ухаживал за детьми, с тем, как они справляются с расстройствами пищевого поведения у их ребенка. Первые результаты показывают, что пациенты и родители очень довольны этим видом лечения. Рецидивы случаются реже, чем при стационарном и дневном лечении.

Вывод: мы предполагаем, что «тренинг в реальном мире» и непосредственная поддержка ухаживающих более эффективны в предотвращении расстройства пищевого поведения и рецидивов, чем стационарное лечение.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Список факторов, которые могут влиять на развитие расстройства пищевого поведения – бесконечен, и когнитивные аспекты составляют большую его часть. Существует одно интересное исследование когнитивного процесса (искажения внимания). Оно изучает влияние стимулов, таких как еда, на наше внимание, и, следовательно, на наш мозг и поведенческие реакции.
В исследовании обсуждаются нетрадиционные концепции, о которых стоит узнать больше.

Искажение внимания
Основой этого исследования является вопрос о том, как когнитивное искажение, известное как искажение внимания или систематическая ошибка внимания, влияет на то, что привлекает наше внимание, и как мы на это реагируем. Концепт «искажения внимания» демонстрирует, как яркие стимулы, такие как еда, привлекают наше внимание больше, чем нейтральные стимулы.
По сути, наш мозг имеет определенное «искажение», когда речь идёт о стимулах, которые имеют решающее значение для нашего выживания. Достижения в области психического и медицинского здоровья научили нас тому, что разум и тело не одно и то же. Точно, как не бывает двух одинаковых людей.
Если мозг какого-то человека функционирует по-другому, а связанные с пищей стимулы не так сильно привлекают его внимание, может ли этот факт влиять на нарушения пищевого поведения? Этому есть подтверждения, особенно в случае нервной анорексии (НА).
В одном исследовании обнаружилось, что пациенты с диагнозом анорексия мимолетно обращали внимание на пищевые раздражители, но при этом не заостряли свое внимание на них. Напротив люди с НА избегали уделять внимание этим сигналам. Это избегание стало еще сильнее, когда они сталкивались с примерами высококалорийных пищевых стимулов в отличии от низкокалорийных.
При этом, «игнорирование высококалорийных пищевых сигналов больше наблюдается у взрослых с НА (длительный период болезни) по сравнению с подростками (короткая продолжительность болезни). Предполагается, что такое поведение укореняется по мере прогрессирования болезни и может укреплять страх перед едой или ограничительным пищевым поведением».

Тренинг по модификации искажения внимания
Любое когнитивное явление подразумевает терапевтическое вмешательство для его изменения. Мы придумали тренинг по модификации искажения внимания, в котором тренируется внимание к несовместимым с расстройством стимулам (в данном случае, к еде).
То, как это вмешательство работает, немного сбивает с толку. Участникам предоставляют сразу два стимула по обе стороны экрана компьютера – один, связанный с расстройством, и второй – нейтральный стимул.
Практически сразу одно из двух изображений заменяется «зондом», и участников просят определить местоположение зонда как можно быстрее.
«Искажение внимания выявляется, когда люди быстрее реагируют на зонд, который заменяет раздражители, относящиеся к расстройству. В тренировочной версии зонд почти всегда (например, 95% времени) связан с расстройством либо с нейтральным стимулом, в зависимости от программы».
Зонд должен быть установлен так, чтобы он отображался в месте расположения раздражителей, связанных с расстройством, например, высококалорийной пищи или просто еды. Так мы управляем вниманием человека, уменьшая избегание внимания от раздражителей, связанных с расстройством.
По сути, это более сложная версия экспозиционной терапии. Поскольку люди занимаются поиском и определением местоположения зонда, они обращают внимание на сигналы, которых обычно избегают.

Эффективность
В результате исследования был сделан вывод, что этот тренинг модификации искажения внимания «может обеспечить новый подход к лечению НА». А также «расширить понимание когнитивных паттернов, лежащих в основе некоторых дезадаптивных форм поведения при анорексии», таких как ограничение пищи или страх перед едой.
Изучение когнитивных процессов, связанных с избеганием пищи или искажением внимания, может помочь в качестве дополнительного лечения расстройств пищевого поведения, а также лучше понять, почему некоторые люди по-разному борются с этими расстройствами.

Источник https://www.eatingdisorderhope.com/…/attention-bias-modific…

Несмотря на то, что нервная орторексия (НО) не была официально признана «расстройством пищевого поведения», она стала достаточно известной. Она характеризуется одержимостью «здоровым» питанием, и ей подвержены приблизительно от 21 до 57,6% людей в Соединенных Штатах.
Было проведено большое количество исследований симптомов «официальных» диагнозов расстройства пищевого поведения, таких как нервная анорексия, нервная булимия или переедание.
Одним из распространенных симптомов, который выделяется во всех этих случаях, является алекситимия – затруднение в определении, описании и регулировании своих эмоций. Недавно было проведено исследование с целью узнать, испытывают ли люди с орторексией сходные симптомы.

Алекситимия
Это слово интересно звучит и включает в себя многое. Буквально переводится как «нет слов для чувств» и используется для описания людей, которые испытывают неспособность идентифицировать или выразить словами свои чувства.
Обычно, это можно наблюдать у людей с психосоматическими проблемами, тревожными расстройствами, употребляющих психоактивные вещества, но это не универсальный синдром. Существует спектр алекситимии. Таким образом, некоторые люди могут быть более подверженные симптомам, чем другие.

Основные симптомы алекситимии:
1. «Трудно идентифицировать чувства и отличить их от телесных ощущений (например, «Уменя есть чувства, которые я не могу полностью идентифицировать».)
2. Трудность в общении или описании эмоций другим людям (например, «Мне трудно найти правильные слова для своих чувств».)
3. Стиль мышления ориентированный вовне (например, «Я предпочитаю говорить с людьми об их повседневной деятельности, а не об их чувствах».)».

Алекситимия и орторексия
Несмотря на то, что алекситимия обычно наблюдается у людей с расстройствами пищевого поведения, исследований о ее потенциальной связи с орторексией прежде не было. Чтобы узнать об их возможной взаимосвязи, исследователи проанализировали результаты опроса 196 человек по 4 анкетам, которые участники проходили в следующем порядке:
1. Тест Оrto-15: 15-балльная шкала, которая распознает симптомы нервной орторексии.
2. Торонтская Алекситимическая Шкала (TAS-20): шкала из 20 пунктов, которая определяет наличие симптомов алекситимии.
3. Тест отношения к приему пищи (EAT-26): опросник из 26 пунктов, который оценивает симптомы и особенности расстройств пищевого поведения.
4. Шкала сложности регуляции эмоций (DERS-16): шкала из 16 пунктов, которая измеряет регуляцию эмоций.

Результаты
Результаты опросов подтвердили гипотезу исследователей – трудности с регулированием и определением эмоций значительно связаны с симптомами нервной орторексии.
Кроме того, «у людей с высокой склонностью к орторексии в отличие от людей с низкой склонностью, больше трудностей с определением и принятием своих чувств, им сложнее сопротивляться импульсам, действовать целенаправленно, и находить правильные решения, когда они расстроены.
Однако не было доказано, что трудности в описании эмоций связаны с симптомами орторексии.
Исследователи «предполагают, что орторексия может использоваться как стратегия преодоления стресса для контроля над ситуацией у участников со слабыми способностями регуляции эмоций».
Остаётся надеяться, что в дальнейшем будет проведено больше исследований на тему нервной орторексии, что и поможет определить, достаточно ли у нервной орторексии симптомов, чтобы «официально» ее классифицировать как расстройство пищевого поведения.

Источник https://www.eatingdisorderhope.com/…/orthorexia-processing-…

перевод Ольги Сушко

Этот документ предназначен для медицинских работников, которые не имеют доступа к специализированному лечению своих пациентов с расстройствами пищевого поведения.

 

5 основных фактов о расстройствах пищевого поведения:

  •  — Расстройства пищевого поведения часто затрагивают подростков и молодых людей, а также детей и взрослых всех полов, этнических групп, культур и массы тела.
  •  — Расстройства пищевого поведения — это не выбор образа жизни, а серьезные психические расстройства, которые заставляют пациентов перестать есть или участвовать в переедании и/или других дисфункциональных пищевых привычках и включают несколько клинических проявлений.
  •  — Расстройства пищевого поведения — это саморазрушительное поведение, которое пациент не может контролировать.
  •  — Расстройства пищевого поведения вызывают серьезные нарушения, могут иметь разрушительные хронические последствия и имеют один из самых высоких показателей смертности среди всех психических расстройств.
  •  — Расстройства пищевого поведения можно лечить. Если специализированная команда по лечению РПП не доступна, в терапии должна участвовать междисциплинарная команда медицинских работников, если таковая имеется, и, если возможно, необходимо привлечение лиц, осуществляющих уход/родственников. Рекомендуется работать с родственниками для оказания поддержки пациентам в этом процессе, независимо от того, от какого расстройства пищевого поведения страдает пациент. Лечение должно быть сосредоточено на психологических, социальных, пищевых и медицинских аспектах расстройств пищевого поведения.

 

ОБЩИЕ СИМПТОМЫ (пациенты демонстрируют некоторые, но не обязательно все из перечисленных):

  •  — изменение поведения, например голодание, ограничение потребления энергии, трудности с питанием, отрицание наличия аппетита, переедание, самоиндуцированная рвота, злоупотребление слабительными, использование диуретиков или таблеток для похудения, чрезмерные физические упражнения.
  •  — Неудовлетворение телом
  •  — Искажение образа тела
  •  — Сильное желание похудеть / сильный страх набрать вес
  •  — Низкая самооценка
  •  — Психологический дистресс
  •  — Озабоченность едой
  •  — Депрессия и/или тревога/перепады настроения
  •  — Снижение либидо
  •  — Отсутствие принятия болезни
  •  — Социальная изоляция
  •  — Физические симптомы
  •  — Чрезмерное увеличение веса/потеря
  •  — Отсутствие или нерегулярные менструации
  •  — Нарушения сна

Пациенты с расстройствами пищевого поведения часто страдают от других психических и медицинских сопутствующих заболеваний, которые необходимо устранить.

Всегда ищите специализированное лечение расстройств пищевого поведения (хорошо обученных специалистов в области РПП) для пациента с расстройством пищевого поведения, если оно доступно!

 

Минимальный стандарт помощи: кросскультурное руководство по принципам  помощи при нервной анорексии (НА).

Нервная анорексия хорошо описана исторически и известна во всех культурах. Она часто характеризуется искаженным восприятием тела и навязчивым стремлением к худобе, что приводит к потере веса при одновременном болезненном страхе набрать вес. Пациенты с НА обычно ведут себя так, чтобы препятствовать набору веса. Пациенты с НА часто, но не всегда, имеют недостаточный вес.

5 основных фактов о нервной анорексии:

  •  — Нервная анорексия — это психическое расстройство с самым высоким уровнем смертности в результате как мультисистемных физических симптомов, так и самоубийства.
  •  — Нервная анорексия обычно характеризуется выраженной амбивалентностью в отношении лечения и выздоровления.
  •  — Нервная анорексия включает психологические симптомы (например, искаженное восприятие тела), которые обычно исчезают дольше, чем восстановление веса.
  •  — Нервная анорексия характеризуется неоправданно высоким влиянием массы тела или его формы на самооценку.
  •  — Нервная анорексия оказывает серьезное влияние на жизнь пациента и членов его семьи.

 

5 самых важных вещей, которые необходимо соблюдать в качестве минимального стандарта при лечении пациента с нервной анорексией:

  •  — Прекратить изменение пищевого поведения и восстановить здоровый вес в качестве приоритета.
  •  — Предложите пациенту стратегии борьбы с тревогой, связанной с приемом пищи и увеличением веса.
  •  — Помогите пациенту понять краткосрочные и долгосрочные последствия патологического поведения для его/ее медицинского и психического здоровья и для его/ее жизненных планов.
  •  — Помогите пациенту достичь более сбалансированного чувства самооценки, которое не зависит исключительно от массы тела/ его формы.
  •  — Оцените и лечите другие медицинские/психиатрические сопутствующие заболевания, если таковые имеются.

 

5 вещей, которые нужно сделать после того, как пациент с нервной анорексией восстановил здоровую массу тела:

  •  — Помогите пациенту поддерживать здоровый вес тела.
  •  — Помогите пациенту распознать возвращение симптомов как можно скорее, чтобы предотвратить рецидив.
  •  — Поощряйте пациента следовать гибким диетическим рекомендациям, а не жестким правилам для нормализации общественной жизни и предотвращения рецидивов.
  •  — Помогите пациенту справиться с жизненными стрессами и негативными эмоциями, не контролируя прием пищи и/или форму тела и вес.
  •  — Помогите пациенту выработать более сбалансированное представление о себе и о мире.

 

Минимальный стандарт помощи: кросскультурное руководство по принципам  помощи при нервной булимии (НБ)

Нервная булимия характеризуется эпизодами переедания, сопровождающимися компенсаторным поведением. Переедание означает употребление необычно большого количества пищи за короткое время с субъективным ощущением потери контроля над количеством съеденного. Приступы переедания обычно сопровождаются чувством вины и стыда. Компенсаторное поведение включает попытки избавиться от потребляемой пищи (например, рвота, прием слабительных или чрезмерные физические упражнения).

5 основных фактов о нервной булимии:

  •  — Нервная булимия хорошо описана исторически и известна во всех культурах.
  •  — Нервную булимию может быть трудно распознать, потому что вес большинства (но не всех) пациентов находится в рамках среднего.
  •  — Нервная булимия может вызывать разрушительные мультисистемные физические симптомы.
  •  — Нервная булимия часто характеризуется тяжелыми психологическими симптомами, а самооценка чрезмерно зависит от формы тела и веса.
  •  — Нервная булимия часто характеризуется высокой импульсивностью.

 

5 самых важных вещей, которые необходимо соблюдать в качестве минимального стандарта при лечении пациента с нервной булимией:

  •  — Помогите пациенту прекратить переедание и/или очищение.
  •  — Помогите пациенту регулировать эмоции и справляться с беспокойством другими способами, кроме переедания и очищения.
  •  — Помогите пациенту структурировать приемы пищи и избежать ограничения в еде, чтобы предотвратить цикл ограничения/переедания/очищения.
  •  — Помогите пациенту понять краткосрочные и долгосрочные последствия патологического поведения для его/ее медицинского и психического здоровья и его/ее жизненных планов.
  •  — Оцените и лечите другие медицинские и/или психические сопутствующие заболевания, если они имеются.

 

5 вещей, которые нужно сделать после того, как у пациента с нервной булимией восстановилось нормальное пищевое поведение:

  •  — Помогите пациенту распознать возвращение симптомов как можно скорее, чтобы предотвратить рецидив.
  •  — Помогите пациенту регулярно придерживаться разнообразной и гибкой диеты.
  •  — Помогите пациенту контролировать импульсивность и использовать функциональное поведение, влияющее на настроение (например, отвлечения, самоуспокоение, внимательность, межличностные отношения).
  •  — Помогите пациенту развить более сбалансированное чувство собственного достоинства, которое не зависит исключительно от массы тела/его формы.
  •  — Помогите пациенту разработать стратегии преодоления стресса и негативных последствий.

 

Минимальный стандарт помощи: кросскультурное руководство по принципам  помощи при приступообразном переедании (ПП)

Приступообразное переедание характеризуется эпизодами переедания, за которыми не следует компенсаторное поведение. Переедание означает употребление необычно большого количества пищи за короткое время с субъективной потерей контроля над приемом пищи. Приступ обычно сопровождается чувством вины и стыда.

5 основных фактов о приступообразном переедании:

  •  — Приступообразное переедание — самое распространенное расстройство пищевого поведения.
  •  — Приступообразное переедание может включать в себя питание под воздействием эмоций.
  •  — Приступообразное переедание характеризуется тяжелыми психологическими симптомами, а самооценка часто зависит от формы тела и веса.
  •  — Приступообразное переедание может быть связано с избыточным весом/ожирением, но не все пациенты имеют избыточный вес/ожирение.
  •  — Приступообразное переедание может приводить к медицинским осложнениям, связанным с избыточным весом/ожирением.

 

5 самых важных вещей, которые необходимо соблюдать в качестве минимального стандарта при лечении пациента с приступообразным перееданием:

  •  — Остановите переедание и помогите пациенту регулярно придерживаться разнообразной и гибкой диеты.
  •  — Помогите пациенту справиться с жизненными стрессами, используя функциональные поведенческие способы, отличные от переедания.
  •  — Помогите пациенту регулировать эмоции и справляться с беспокойством другими способами, кроме переедания.
  •  — Оцените и направьте (если возможно) на лечение, когда присутствуют другие медицинские сопутствующие заболевания.
  •  — Оцените и лечите (если возможно) другие сопутствующие психические расстройства, если они присутствуют.

 

5 основных вещей, которые нужно сделать после того, как пациент получит минимальный стандарт ухода:

  •  — Помогите пациенту распознать возвращение симптомов как можно раньше, чтобы предотвратить рецидив.
  •  — Помогите пациенту вести здоровый образ жизни.
  •  — Помогите пациенту разработать стратегии преодоления стрессовых ситуаций.
  •  — Помогите пациенту контролировать импульсивность и использовать функциональное поведение, влияющее на настроение (например, отвлечения, самоуспокоение, внимательность, межличностные отношения).
  •  — Помогите пациенту иметь более сбалансированное чувство самооценки, которое в основном не зависит от формы тела и веса.

 

 Минимальный стандарт помощи: кросскультурное руководство по принципам  помощи при избегающем/ограничительном расстройстве приёма пищи (ARFID)

Избегающее/ограничительное расстройство приёма пищи характеризуется либо явным отсутствием интереса к еде, либо избеганием, основанном на сенсорных характеристиках пищи, или опасениями по поводу неблагоприятных последствий приема пищи. Как следствие, может произойти значительная потеря веса, дефицит питательных веществ и/или ухудшение психосоциального функционирования.

5 основных фактов об ARFID:

  •  — ARFID отличается от типичных расстройств пищевого поведения, потому что оно не связано с проблемами образа тела или поведением, которое препятствует увеличению веса.
  •  — ARFID может влиять на людей всех возрастов, веса и пола, но чаще случается в детстве.
  •  — ARFID может быть трудно распознать, потому что симптомы очень неоднородны.
  •  — ARFID может замедлить рост во время развития.
  •  — ARFID может вызывать серьезные симптомы (касающиеся и физического, и психического здоровья).

 

5 самых важных вещей, которые необходимо соблюдать в качестве минимального стандарта при лечении пациента с ARFID:

  •  — Помогите пациентам и лицам, осуществляющим уход, выработать стратегии, позволяющие справиться с беспокойством, связанным с приемом пищи или травмирующими инцидентами, связанными с приемом пищи (например, удушьем, тяжелым пищевым отравлением).
  •  — Устраните дисбаланс в питании, лечите недоедание и стимулируйте процесс роста, если он должен быть.
  •  — Помогайте пациентам и лицам, обеспечивающим уход, расширять ассортимент продуктов питания, создать структуру и частое питание, без принудительного кормления или угроз.
  •  — Поощряйте родителей пациентов структурировать режим питания своих детей, который включает в себя регулярные приемы пищи без переедания или постоянного «перекусывания», чтобы не влиять на аппетит во время еды.
  •  — Минимизировать / устранить психосоциальные нарушения.

 

5 основных вещей, которые нужно сделать после того, как пациент получит минимальный стандарт ухода:

  •  — Помогите пациентам и лицам, осуществляющим уход, распознавать возвращение симптомов как можно раньше, чтобы предотвратить рецидив.
  •  — Помогите пациенту вести здоровый образ жизни.
  •  — Помогите пациенту поддерживать кривую роста с помощью здорового веса (для детей).
  •  — Помогите пациенту разработать стратегии преодоления стрессовых ситуаций.
  •  — Помогите пациенту придерживаться гибкой диеты, которая включает в себя широкий спектр продуктов, которые достаточно разнообразны, чтобы поддерживать его здоровье и нормальную социальную жизнь.

 

Полезные ссылки на дополнительные знания о расстройствах пищевого поведения (на английском):

Academy of Eating Disorders

https://www.aedweb.org/home

https://www.aedweb.org/resources/online-library/publications/medical-care-standards

https://higherlogicdownload.s3.amazonaws.com/AEDWEB/27a3b69a-8aae-45b2-a04c-2a078d02145d/UploadedImages/Learn/DSM5September2016Final.pdf

https://www.aedweb.org/resources/online-library/publications/nine-truths

https://www.aedweb.org/resources/publications/medical-care-standards

https://higherlogicdownload.s3.amazonaws.com/AEDWEB/27a3b69a-8aae-45b2-a04c-2a078d02145d/UploadedImages/Learn/AED-Language-ED_Full_NEW-Flyer_03_08_17-d.pdf

https://higherlogicdownload.s3.amazonaws.com/AEDWEB/27a3b69a-8aae-45b2-a04c-2a078d02145d/UploadedImages/Learn/Worldwide-ED-Rights-Flier-FINAL.pdf

National Institute for Health and Care Excellence

https://www.nice.org.uk/guidance/ng69

Royal Australian and New Zealand College of Psychiatrists

https://www.ranzcp.org/files/resources/college_statements/clinician/cpg/eating-disorders-cpg.aspx

American Psychiatric Association

https://www.psychiatry.org/patients-families/eating-disorders/what-are-eating-disorders

https://psychiatryonline.org/pb/assets/raw/sitewide/practice_guidelines/guidelines/eatingdisorders-watch.pdf

 

Отношения людей с едой могут быть сложными, и у некоторых нарушение питания связано с прошлыми пережитыми травмами. Понимание связи между расстройством пищевого поведения и травмой важно для определения причины расстройств пищевого поведения.

Связь между расстройством пищевого поведения и травмой
Есть много неправильных представлений о расстройстве питания, одно из которых в том, что расстройства пищевого поведения возникают просто из-за давления агрессивной культуры диеты. И хотя повсеместные идеалы «стройности», безусловно, могут играть роль в развитии РПП, иногда его появление может быть попыткой заполнить пустоту, вследствие чрезвычайно болезненного или пугающего опыта.
Многочисленные исследования показывают связь между травмой и расстройствами пищевого поведения. По словам доктора медицины Кэролин Кокер Росс, расстройства пищевого поведения чаще всего встречаются у людей, которые перенесли травму: у трети женщин с нервной булимией, и 20% с приступообразным перееданием, наблюдаются также признаки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).
Исследование, проведенное в 2018 году, показало, что студенты, которые пережили травмирующее событие, стали прибегать к перееданию, чистке с помощью рвоты, а также к другим расстройствам пищевого поведения, чтобы избежать мыслей о неприятных воспоминаниях.
В ходе исследования выяснилось, что 74% студентов пережили, по крайней мере, одну травму в течение своей жизни. Это могло быть сексуальное насилие, жестокое обращение в детстве или же они чуть не утонули. Чуть больше половины (52%) студентов с РПП имели также симптомы посттравматического стресса (ПТС).
Многочисленные исследования также связывают травматический опыт с расстройствами пищевого поведения у женщин-ветеранов войны. Женщины-ветераны, перенесшие военную сексуальную травму, более подвержены к возникновению у них анорексии, булимии или переедания, чем те, у которых не было такой травмы. Женщины, которые испытали другие виды травм: жестокое обращение в детстве, физическое и сексуальное насилие, военную травму, также имели повышенную склонность к расстройствам пищевого поведения.

Роль питания в переживании травмы
Кажется, что расстройства пищевого поведения и состояния, сопряженные с травмой, такие как ПТСР, не имеют ничего общего, однако, они тесно взаимосвязаны. Когда происходит травмирующее событие, у человека могут возникнуть навязчивые мысли, воспоминания или кошмары о пережитом. Такие люди могут также страдать от всеобъемлющего чувства пустоты, которую не удаётся заполнить.
По словам доктора Кэролин Росс, расстройство пищевого поведения часто помогает людям справиться с последствиями травм, которые разрушают их повседневную жизнь. Переедание может быть способом заполнить нарастающую эмоциональную пустоту, а принудительная рвота способом «избавить» тело от негативных воспоминаний, мыслей или чувств.
В интервью 2017-го года для Национальной ассоциации по борьбе с расстройствами пищевого поведения доктор Росс сказала: «Логически, мы понимаем, что невозможно заполнить эмоциональную пустоту едой и избавиться от нежелательных чувств, воспоминаний или симптомов, опустошив желудок. Тем не менее, оба этих способа помогают пациенту справиться с симптомами ПТСР или с нерешенной (и, возможно, подсознательной) травмой».
Понимание первопричины РПП в жизни человека важно для эффективного и длительного лечения. Когда импульс к расстройству питания вызван травмой, пациенту важно лечиться как от травмы, так и от расстройства пищевого поведения.

Травма-фокусированное лечение расстройств пищевого поведения
Не все люди с расстройством пищевого поведения получили травму. Каждый человек имеет уникальную личную историю, которая влияет на то, как протекает его расстройство пищевого поведения. Вот почему так важно обращаться за помощью к профессионалам, которые понимают, что лечение от расстройства пищевого поведения для каждого будет разным.
Для тех, кто пережил травму или в прошлом подвергался жестокому обращению или унижению, важно также вылечиться от травмы во время терапии расстройств пищевого поведения.
Эти два состояния часто взаимосвязаны, поэтому опыт лечения должен быть направлен на выздоровление человека в целом.
Травма-фокусированный подход к лечению расстройств пищевого поведения может помочь вам или вашим близким пережить любые прошлые травмы, и справляться с импульсом к расстройству пищевого поведения.
Расстройство пищевого поведения является сложным заболеванием, вызванным множеством факторов. Выявление коренных причин, побуждающих человека к нарушению питания, может помочь начать вести более здоровую и полноценную жизнь.

Источник https://www.eatingdisorderhope.com/…/trauma-connects-disord…

Предыстория: Нехватка родительской заботы и гиперопека считаются определяющими факторами расстройств пищевого поведения. Тем не менее, не во всех симптомах была определена их роль. Ни в одной модели не исследовалась связь между отношениями с родителями и чертами характера, уровнем депрессии и неудовлетворенностью телом у пациента при развитии симптомов. Цель исследования – проверка этих аспектов.

Методы: перекрестный онлайн-опрос с использованием экспертной выборки включал социодемографические, антропометрические и анамнестические данные, опросник расстройств пищевого поведения, шкалу оценки пищевого поведения, отчет о родительском отношении, Опросник Большой Пятерки, состоящий из 44 вопросов, и шкалу депрессии CES-D. В исследовании приняли участие 258 женщин (средний возраст: 31,6; средний ИМТ: 23,3), которых разделили на четыре группы: 95 пациентов с расстройствами пищевого поведения; 117 без расстройства пищевого поведения; 28 эмоциональных едоков; и 18 пациентов в стадии ремиссии. Был проведен пат-анализ.

Результаты: степень родительской заботы и гиперопеки не отличалась у пациентов с расстройством пищевого поведения и без него. Тем не менее, недостаток материнской заботы влиял на эмоциональное питание, нехватка отцовской заботы связывалась с очищением организма при помощи рвоты, а дефицит родительского внимания вызвал возникновение импульсивных симптомов. Согласно моделированию структурными уравнениями, более низкий уровень отцовской заботы и более высокий уровень гиперопеки указывали на развитие симптомов расстройств пищевого поведения с более сильным невротизмом, более высоким уровнем депрессии и неудовлетворенностью телом. С помощью модели объясняется 25,5% расхождения симптомов.

Выводы. Степень родительской заботы и чрезмерной опеки не определяют пациентов с расстройствами пищевого поведения и без РПП; но они влияют на тип и интенсивность различных симптомов, что свидетельствует о важности восприятия пациентом связей с родителями. Результаты подчеркивают отношение дисфункциональной связи с отцом и невротизмом, как основным опосредованным фактором личности. Развитие симптомов может объясняться влиянием связи с родителями и функционированием личности пациента. Отцовская забота и чрезмерная опека, а также эмоциональная нестабильность пациента, депрессия и неудовлетворенность телом – это те точки, через которое возможно вмешательство. Необходимо проводить продолжительные исследования, основанные на вмешательстве, для подтверждения результатов этого исследования.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Введение: Социокультурные влияния и нарастающее давление средств массовой информации устанавливают всё новые стандарты стройности. Стремление похудеть в погоне за этим соответствием, может стать важным фактором в развитии расстройств пищевого поведения среди моделей. В литературе нет достаточно научных данных на эту тему. В основе этого исследования лежит полуструктурированный опросник. Его цель оценить факторы риска расстройств пищевого поведения среди работников индустрии моды, и доказать, что давление СМИ повышает риск РПП и может влиять на здоровье населения.

Методы: в этом международном неоднородном исследовании приняли участие представители сферы моды, которые отвечали на вопросы теста по электронной почте. В анкете изучались особенности их питания, физическая активность и опыт в модной индустрии (отношения с агентом, самооценка, идеал красоты, мнение о требованиях к параметрам тела и т.д.). Участники были связаны между собой личными профессиональными отношениями. Большинство из них это модели (в возрасте 17-29 лет), а также другие представители индустрии моды. Общее количество опрашиваемых 57: 53 женщины-модели и 4 мужчины-модели, 5 агентов, 4 дизайнера, 2 стилиста, 3 фотографа, 1 визажист и 1 личный тренер.

Результаты: у 74% моделей выявили субклинические симптомы, похожие на анорексию или булимию. Пять женщин-моделей имели критерии DSM-5 нервной анорексии или нервной булимии. Средний ИМТ участников составил 16,1. У других представители модной индустрии почти или вовсе не было симптомов расстройств пищевого поведения.

Выводы: Растущий и постоянный спрос на излишнюю стройность потенциально создает высокий риск развития расстройств пищевого поведения среди моделей в индустрии моды, хотя также необходимо учитывать фоновые факторы (психологические, связанные с развитием, семейные и генетические). Исходя из ответов исследования, роль представителей модной сферы может иметь форму психологического насилия. Надеемся, что это исследование может предоставить ценную информацию для разработки стратегий, предупреждающих развитие РПП у тех, кто намерен работать топ моделями

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Психиатры обычно не интересуются стоматологической гигиеной своих пациентов, точно как и стоматологи не владеют информацией о расстройствах пищевого поведения своих клиентов, и о том, как это может помочь. Тем не менее, зубы и ротовая полость могут сообщить многое о пищевых привычках, рвоте, гастроэзофагеальном рефлюксе и ежедневных болях у пациентов. Объяснение причин возникновения различных видов зубных повреждений от кариеса до эрозии зубов, истирания, изнашивания зубов и расположение этих проблемных мест поможет улучшить понимание этиопатогенных факторов. Тяжелый бруксизм – это типичное нарушение функции с сильными последствиями, такими как потеря зубной ткани, расстройства ВНЧС и перелом зубов. Зубы и улыбка также формируют и самооценку, а лечение зубов – это не только соматический подход к боли и функционированию организма, но и хорошая возможность внести вклад в изменение привычек питания. Для практикующего стоматолога такие проблемы как медикаментозное снижение скорости слюноотделения, лечение бисфосфонатами, гипокалиемия, остеопороз – это трудности, препятствующие лечению, и некоторые специалисты предпочитают отложить процедуру. Для улучшения своих знаний им необходимы подсказки психиатров. В то же время психиатры могли бы воспользоваться информацией от коллег-стоматологов для лучшего понимания пищевых привычек своих пациентов.

Идея «лечения, ориентированного на пациента» впервые была введена в гериатрии. Этот пример лучшего всего описывает участие стоматолога в лечении пациентов с расстройствами пищевого поведения. В 2009 году Рейнольдс описал этот подход следующим образом: «Цель медицинской помощи, ориентированной на пациентов, состоит в том, чтобы дать им возможность стать активными участниками своего лечения». Серьёзные повреждения в ротовой полости требуют времени и нескольких приемов для восстановления функциональности и эстетичности. Стоматолог является частью медицинской команды, он помогает пациенту в лечении зубов, а также вносит свой вклад в выздоровление от расстройств пищевого поведения.

Связь между психиатрией и стоматологией должна быть усилена для лучшего понимания работы друг друга и, особенно, для разработки совместного подхода в лечении пациентов с расстройствами пищевого поведения. Соматический подход к лечению зубов теперь является обязательным требованием. Психологическое влияние восстановления зубов нуждается в дальнейшем изучении.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Люди с расстройствами пищевого поведения (РПП) демонстрируют трудности с регулированием эмоций. Часто это связывают с расстройствами пищевого поведения, в результате которого люди значительно подавляют нежелательные/неприятные эмоции/мысли. Нарушение регулирования эмоций – это установленный фактор трансдиагностического риска для развития/поддержания РПП1. Игнорирование опыта, как трансдиагностическое патологическое функционирование регулирования эмоций, играет центральную роль в этиологии/поддержании психопатологии, также присутствующей в спектре РПП2. Самокритика, негативное/враждебное отношение к себе, ассоциируется с симптомами РПП. Цель этого исследования в изучении взаимосвязи между ограничением приема пищи и трудностями с регулированием эмоций у пациентов с РПП, а также в выявлении потенциальных посредников для этой взаимосвязи.

Методы. В этом перекрестном исследовании приняли участие 102 пациента с РПП (Маge = 28,1, SD = 10,60; MBMI = 19,99, SD = 5,47). Они соответствовали критериям DSM-5 для AN-R (нервная анорексия, ограничительный тип) (37,3%), AN-BP (нервная анорексия, очистительный тип) (9,8%), BN (булимия)(27,5%), BED (приступообразное переедание) (7,8%) или OSFED (другие установленные нарушения питания или РПП) (17,6%). Анализ различий между группами проводился с использованием многомерного дисперсионного анализа (MANOVA), с целью исследовать статистически значимые различия в трех уровнях зависимой переменной (зависимая переменная; частота ограничений в еде, согласно измерениям РПП-15) с точки зрения трудностей регулирования эмоций и связанных трансдиагностических психологических процессов. Метод многократной генерации выборок на базе имеющейся выборки (5000 поправок генераций повторных выборок, 95% доверительные интервалы), использовался для изучения связей между переменными и для проверки предполагаемых косвенных и прямых эффектов.

Результаты. Результаты MANOVA выявили существенные многомерные различия между уровнями зависимой переменной в отношении трудностей с регулированием эмоций и связанных психологических процессов, формула Уилкса λ = 0,29, F (2, 94) = 2,67, р <0,001, η2 = 0,46. Была оценена модель последовательного множественного посредника, в которой X (ограничение в еде) вызывал M1 (игнорирование опыта), что, в свою очередь, вызывало M2 (самокритику), где Y последний знаменатель (трудности с регулированием эмоций). Все линии статистически значимы. После введения посредников в модель прямой эффект между X и Y становится статистически не значимым, c ’= 0,939, t (105) = 4,079, p = 0,234. Все косвенные эффекты значительны и положительны. Эта модель составила 52% от общей дисперсии трудностей регулирования эмоций в клинической выборке РПП (F (3, 105) = 37,942, р <0,001).

Обсуждение. Это исследование экспериментально подтверждает связь частоты приема пищи с увеличением степени трудностей регулирования эмоций и трансдиагностических дезадаптивных процессов. Кроме того, исследование также дает представление о патогенных путях, посредством которых трансдиагностические процессы (игнорирование опыта и самокритика) могут влиять на взаимосвязь между ограничением в еде и трудностями с регулированием эмоций у людей с РПП. Результаты клинической и исследовательской работы являются предметом дальнейших обсуждений.

Авторы: Rodrigues, Tania; Vaz, Ana Rita; Vieira, Ana Isabel; Brandao, Isabel; Timoteo, Sertorio; Nunes, Patricia; Machado, Paulo.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Традиционные программы лечения нервной анорексии успешны в восстановлении веса; однако, зачастую люди возвращаются к привычному поведению и частота рецидивов высока. За 10 лет мы разработали инновационную модель лечения для улучшения результатов у наших пациентов. Шаг за шагом мы выстроили «Сенсорный путь заботы» для пациентов с нервной анорексии, исходя из следующей психопатологической гипотезы: нервная анорексия связана с проблемами интеграции сенсорных функций в раннем возрасте, а сенсорные стимулы помогают пациентам воспринимать внешнюю информацию, которая поддерживает мыслительный процесс. Задачей исследования было получение результатов терапевтического воздействия с использованием сенсорного восприятия и, в частности, обонятельных стимулов на нервную анорексию.

План ольфакторной сенсорной терапевтической группы: мы предлагаем полный, дневной либо поэтапный стационар или амбулаторное лечение. Развитие сенсорных навыков рекомендуется выполнять в формате групповых занятий. В то же время, психиатр и педиатр заключают договор с пациентом по поводу индивидуальной и групповой психотерапии. Еженедельная терапевтическая группа организована междисциплинарной командой (психиатры, психологи, медсестры, танцевальные терапевты) и включает в себя более 6 пациентов. Сначала каждому пациенту представляют три категории ароматов в виде полосок (пищевые, древесные, цветочные), которые дают каждому по три раза. 3 круга позволяют прочувствовать различные ноты аромата и вызвать, связанные с ними воспоминания. Со второго круга пациенты могут рассказывать, записывать или зарисовать свои истории и воспоминания. В процессе полуторагодовой терапии всплывают многие воспоминания. Участники этого семинара подростки от 12 до 20 лет, парни и девушки, с диагнозом нервная анорексия DSM 5, находящиеся на стационарном и амбулаторном лечении.

Цели групповой терапии: снять ярко выраженные запреты на употребление пищи, уменьшить желание контроля над взаимоотношениями, над отношением к себе и снизить потребность в либидинизации тела и психики.

Результаты: С начала ольфакторной сенсорной терапевтической группы мы наблюдаем: уменьшение средней продолжительности стационарного лечения на 50%, более быстрый рост ИМТ и возможность исследования переноса, благодаря хорошему терапевтическому альянсу.

Вывод: в системном лечении нервной анорексии у подростков, использование сенсорных ощущений и их связь с воспоминаниями и эмоциями помогает снять отрицание, расщепление, и уменьшить болезненные ощущения, связанные с необходимым восстановлением веса.

Авторы: E Dor-Nedonsel, A Serpa-Rouede, LE Dumas, F Askenazy

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Распознавание сенсорных ощущений можно назвать связующим звеном между телом и окружающей средой, сформировавшееся в целях адаптации. В литературе приводятся примеры нарушения обонятельных способностей при различных психиатрических патологиях, включая нервную анорексию. Это протокольное исследование нацелено на оценку терапевтического воздействия ольфакторной сенсорной группы, сформированной среди больных анорексией, которые проходили специализированное лечение.

Методы: протокольное исследование представляет собой многоцентровое рандомизированное открытое интервенционное исследование, проводимое в течение 6 месяцев с пациентами в возрасте до 20 лет с рестриктивной нервной анорексией. Основная цель протокольного исследования состоит в том, чтобы сравнить эффективность шестимесячного лечения в сенсорной терапевтической группе с обычным индивидуальным лечением. Основным показателем является увеличение индекса массы тела (ИМТ) между этими двумя группами. Вторичная цель состоит в том, чтобы сравнить развитие клинической картины, сенсорное и нейрокогнитивное восприятие, продолжительность пребывания в стационаре и терапевтический альянс. Вторичными показателями являются вопросники: EAT-40, Наличие детской депрессии (CDI), Наличие депрессии Бека (BDI), Коэффициент аутизма (AQ), Сенсорный профиль, Терапевтический альянс (HAQ), Общая клиническая картина (CGI) и задачи когнитивно-восстановительной терапии (CRT).

Экспериментальное лечение: Ольфакторная сенсорно-терапевтическая группа была разработана на факультете Университета детской и подростковой психиатрии (UDCAP) в детской больнице Ниццы — Ленваль и продемонстрировала эффективность при отсутствии научных результатов. Эта еженедельная терапевтическая группа организована многопрофильной командой (психиатры, психологи, медсестры, танцевальные терапевты) и включает более 6 пациентов. Основная гипотеза заключается в том, что обоняние помогает пациентам воспринимать внешние стимулы, которые помогают мыслительному процессу. После того, как пациенты вдыхают запахи еды, цветов и дерева, они должны нарисовать и записать свои впечатления, освобождая приятные или неприятные воспоминания. Протокол исследования будет рандомизирован исследовательским центром после специального обучения ольфакторной сенсорной терапевтической группы, проводимого Университетом детской и подростковой психиатрии.

Заключение: Клиническая экспертиза ольфакторной сенсорной терапевтической группы должна иметь доказательство эффективности. Это лечение может быть воспроизведено в другом центре в соответствии с протоколом лечения.

Авторы: Л.Э. Дюма, Э Дор Недонсель, Ф Аскенази.
Исследовательская группа: Ф Бат, ЭМ Битс, C Гийом.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Танцевательно-двигательная терапия относится к широкому спектру интервенций, используемых для улучшения физического, психического, эмоционального и духовного самочувствия пациентов, часто в групповом формате. Пока что доказательной базы для использования таких интервенций в лечении РПП мало, хотя некоторые исследования показывают, что йога может уменьшить симптоматику у пациентов с расстройствами пищевого поведения. Согласно клиническим отчетам, участие в танцевательно-двигательной терапии может иметь неблагоприятные побочные эффекты, препятствовать выздоровлению или даже усугубить РПП-патологию. Поэтому крайне необходимо исследовать то, как пациенты самостоятельно приходят к необходимости участия в двигательной терапии. В этом исследовании мы изучаем, как пациенты с широким спектром патологии расстройства пищевого поведения реагируют на участие в групповой танцевально-двигательной терапии в амбулаторных условиях.

Методы: данные были собраны с использованием качественного, феноменологического метода, разработанного специально для этого исследования. Исследуемыми были 12 пациентов с диагнозами: нервная анорексия, булимия, нервное расстройство или расстройство пищевого поведения (DSM-V), которые проходили амбулаторное лечение от расстройств пищевого поведения в Норвегии. В течение 6 — 12 месяцев все исследуемые активно участвовали в танцевально-двигательной терапевтической группе, включающей занятия йогой, танцами или спортом. Исследуемых подробно расспрашивали об их опыте такой терапии. Чтобы получить полное понимание лечения, материал интервью был согласован с наблюдениями двух независимых исследователей. Все данные материала были расшифрованы дословно и проанализированы с использованием * QSR-NVivo.

Результаты: анализ привел к двум основным темам; «Движение внутри» и «Полезное пространство». «Движение внутри» – это те чувства, которое исследуемые переживали во время группы. «Полезное пространство» – это то, как группа еженедельной танцевально-двигательной терапии воспринимала данный опыт – как помощь или затруднение в выздоровлении от расстройств пищевого поведения. Основные темы последовательно отмечались при различных видах занятий групповой двигательной терапии и патологии расстройства пищевого поведения. Результаты представлены четырьмя прототипами, иллюстрирующими основные выводы в связном и повествовательном формате.

Вывод: участие в танцевально-двигательной терапии может помочь пациентам с расстройствами пищевого поведения получить доступ к широкому спектру телесных ощущений и чувств, которых они обычно стремятся избежать или не могут испытать в силу ограничений. В зависимости от того, как терапевт привносит структуру и помогает пациенту осознать переживания в группе РПП-патологии, танцевально-двигательная терапия может как помочь, так и помешать выздоровлению пациентов.

Авторы: Бенедикт Харила Валле, Гуро Уиллер Одден, Маргрет Сигер Халворсен, Кьерсти Солхауг Гулликсен

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Всё больше и больше исследований посвящено вопросу спокойствия, которое является результатом практики осознанности. Спокойствие – это стабильное и независимое от внешних факторов психическое состояние или черта характера, которое сохраняется независимо от аффективной валентности стимулов или ситуаций (Десбордо и др., 2015) при котором не наблюдается различий в реагировании или избегании положительных, также как и отрицательных стимулов (Джуно и др.). В состоянии спокойствия отношение к еде и к телу характеризуется менее экстремальными реакциями и снижением привычного реагирования и избегания импульсов.

В связи с этим, спокойствие может быть важным качеством для предотвращения расстройства пищевого поведения и ожирения. Чтобы начать исследовать эту взаимосвязь, мы провели несколько корреляционных исследований. После создания и подтверждения опросника для исследования спокойствия на общем населении (EQUA-S, N = 265), мы провели первое онлайн исследование на молодых женщинах (N = 172). Результаты показывают, что, женщины с более высокими показателями спокойствия имели более низкие показатели по Перечню расстройств пищевого поведения (EDI; Гарнер, Олмстед и Поливи, 1983) и также согласно Голландскому Опроснику по Пищевому Поведению (DEBQ; Стриен, Фрихтерс, Бергерс, Деферс, 1986), таким образом, чем выше уровень спокойствия, тем ниже риск развития расстройств пищевого поведения. Участники также показали более нейтральную валентность оценки по отношению к людям с меньшим или большим весом и меньшее напряжение, когда оценивали сами себя. Мы также обнаружили опосредованный эффект негативного воздействия (PANAS-N; Вотсон, Кларк, Теледжен, 1988) на взаимосвязь между спокойствием и показателями EDI, что соответствует общеизвестным факторам риска заболеваний расстройств пищевого поведения (Стайси, 2001).

Другое краткое исследование со взрослыми без расстройств пищевого поведения (N = 52) показало те же результаты при оценивании реакции на пищевые стимулы. Так, люди с более высоким уровнем спокойствия оценивают валентность пищевых стимулов как более нейтральные, чем люди с низким уровнем спокойствия. Эти результаты могут быть многообещающими для предотвращения проблем с пищевым поведением и для будущих исследований.

Авторы: Екатерина Джуно; Майкл Дамбрун; Ребекка Шенкленд — Клермон-Ферран, Франция

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Восстановление расстройства пищевого поведения происходит комплексно. Фактически, исследования показывают, что полное выздоровление достигается через отношения с собой, другими и наличием более высокой цели. Лечение является наиболее успешным, когда клиенты развивают отношения с самими собой, несмотря на расстройство пищевого поведения; налаживают связь с другими; и обретают более глубокое чувство собственного достоинства и цели. Эта работа вселяет надежду и мотивацию, необходимые для выздоровления, и вдохновляет продолжать развиваться, когда клиенты прекращают  лечение.

 

Отношения с собой: развитие самосострадания

Клиенты с расстройствами пищевого поведения часто испытывают глубокий стыд, который блокирует их связь с собой и другими. Самосострадание является противоядием от стыда и создает основу для отношений. Самосострадание – это навык, который может стать частью выздоровления. Сострадание к себе позволяет нам быть деликатным с собой, одновременно позволяя действовать, чтобы мы могли поддерживать себя и развиваться. Самосострадание позволяет нам действовать из своей подлинности и уязвимости, обеспечивая истинную основу отношений с собой и другими.

Практика самосострадания часто может быть под угрозой в процессе восстановления. Частью расстройства пищевого поведения является то, что клиенты часто вступают в критический разговор с самими собой, поскольку это что-то, что их защищает и является предсказуемым. Клиенты часто чувствуют, что сострадание к себе приведет к тому, что дела выйдут из-под контроля или что они снизят свои стандарты и начнут жалеть себя. На самом деле, самосострадание является компонентом здорового внутреннего воспитания. Мы знаем, что лучшие родители те, которые обеспечивают воспитание и структуру. Детям родителей, которые дают только структуру и требования, часто не хватает уверенности и чувства благополучия. Тем не менее, именно так мы часто воспитываем себя. Вместо этого клиенты должны заново учиться тому, как внутренне взращивать себя с помощью воспитания и структуры, что включает в себя и практику самосострадания. Когда клиенты учатся демонстрировать сострадание к себе, они создают основу для здоровых отношений с самими собой.

Самосострадание состоит из трех компонентов (Neff, 2015)

  1. Внимательность. Внимательность в сострадании к себе – это просто акт признания нашей собственной эмоциональной боли. Это может быть простое наблюдение: «Мне больно». Осознанный шаг в сострадании к себе позволяет нам отделиться от боли, а не слиться с ней.
  2. Человеческие переживания: все мы люди, и этот компонент напоминает нам, что мы не одиноки в нашей боли. Может быть, что другие не испытали нашего конкретного вида страдания, но чувство эмоциональной боли является частью состояния человека, и связь через эту боль является частью исцеления.
  3. Доброта к себе. Доброта к себе – это просто разговор с самим собой, как с другом, испытывающим эмоциональную боль. Мы часто говорим себе «стань жёстче» и «не будь таким слабаком». Вместо этого мы должны сказать себе то, что скажем другу: «Это сложно. Ты чувствуешь себя одиноким».

 

Отношения с другими: целительные отношения

В дополнение к отношениям с собой, отношения с другими важны в процессе восстановления. Расстройства пищевого поведения часто оставляют после себя следы как после битвы. На расстройства пищевого поведения также влияют семьи и близкие, и они часто чувствуют себя беспомощными в их выздоровлении. Исцеление этих отношений может создать фундамент для восстановления после разрывов, которые произошли, и может стать примером разрешения будущих возможных конфликтов в отношениях. Расстройство пищевого поведения часто может как отталкивать людей, так и притягивать их к себе. Клиенты могут изучить способы присутствия в отношениях без использования расстройств пищевого поведения и сформировать отношения на здоровой основе.

 

Отношения с другими: развитие связей на основе восстановления

В дополнение к исцелению прошлых отношений, восстановление дает возможность для создания новых отношений с подлинной связью. Люди, страдающие расстройствами пищевого поведения, часто страдают в одиночестве, скрывая свою болезнь, которая отделяет их от других. Расстройство пищевого поведения часто блокирует связь и предотвращает настоящую уязвимость. Через восстановление клиенты могут быть заявлять о себе и своём существовании. В процессе лечения клиенты развивают отношения с теми, кто прошел этот путь восстановления. Отношения, которые развиваются по-настоящему с направленностью на восстановление, могут служить основой для восстановления жизни вне лечения.

 

Отношения с высшей целью: найти смысл в повседневной жизни

Работа через отношения  также даёт клиентам связь с окружающим миром, открывая им глаза на богатство и красоту жизни. Еда становится источником удовольствия. Послеобеденная прогулка возможностью оценить красоту природы. Искусство, слова и музыка позволяют выразить себя. Исследования показывают, что люди, которые полностью выздоравливают, часто идентифицируют свою духовную работу как определяющий фактор в процессе восстановления. К сожалению, духовной работой часто пренебрегают как частью лечения. Для клиентов важно определить свои ценности и цели в восстановлении. Мы обсуждаем, что клиенты вылечиваются от своих расстройств пищевого поведения, но не менее важно определить, что именно они «вылечивают». Когда клиенты могут включить в свое выздоровление более высокую цель и значение, они обнаруживают, что их выздоровление имеет целостность и направленность.

Оношенческие аспекты в восстановлении должны быть рассмотрены и включены в лечение. Отношения с собой, другими и высшей целью являются неотъемлемой частью того, кем мы являемся как люди, и построения жизни в процессе восстановления. Включение  работы через отношения в лечение дает клиентам основу  для полного выздоровления.

 

Источник https://www.nationaleatingdisorders.org/blog/eating-disorders-recovering-through-relationship?fbclid=IwAR3F8RHATQSbGEuWTplPCPj8KbrEpWnaf8DuKgdTBTWG6vubT2Zj7pG45Ds

Меня беспокоит мой вес, мое питание и внешний вид.

Но как я могу узнать,  вышло ли это все из под контроля?

Вот несколько вопросов, которые помогут вам узнать о вас больше:

  1. Чувствую ли я себя больной, потому что чувствую дискомфорт после переедания?
  2. Беспокоит меня, что я, возможно, не контролирую что я им?
  3. Потерял/а ли я более 6-ти килограмм за 3 месяца?
  4. Говорят ли мне другие люди, что я слишком худой, в то время как я считаю себя слишком толстым?
  5. Могу ли я утверждать, что еда имеет большое значение в моей жизни?

Если вы ответили «да» минимум на два из этих вопросов, велика вероятность, что у вас есть расстройство питания, известное как «нервная анорексия», или анорексия с булимическими расстройствами. Это означает, что вы чередуете периоды диеты с периодами, когда вы не можете контролировать питание, в результате которых возникает потребность в компенсации — например, вызывание рвоты, чрезмерные физические упражнения и т. д.

Лица, которых это касается больше всего:

  • доподросткового возраста девочки;
  • девочки-подростки;
  • молодые женщины;
  • модели, танцоры и люди, которые занимаются спортом, в котором требуется постоянный контроль веса или сверхвыносливость.

Что означает термин «расстройство пищевого поведения»?

Расстройства питания (от англ. Eating Disorders) — это пищевые привычки или поведение, которые отличаются от других людей, живущих в той же пищевой, социальной и культурной среде. Они приводят к психическим и телесным нарушениям. Наиболее распространенные нарушения, не учитывая заедания стресса и переедания, это нервная анорексия и булимия. В 9 случаях из 10 страдает девушка или женщина, однако мужчины также могут подвергаться этой болезни.

Анорексическим поведением называют отказ от пищи, в то время как человек на самом деле умирает от голода (нервная анорексия), или отказ набирать вес, несмотря на то, что организм истощен (нервная анорексия, или анорексия с булимическими (переедание) эпизодами). Чтобы избежать лишнего веса, человек с анорексическим поведением может прибегнуть к физической гиперактивности и / или самовольному вызыванию рвоты, или к чрезмерному употреблению слабительных, навязчивому контролю веса. Эти различные обсессии в конце концов управляют жизнью человека. Их самооценка зависит от способности контролировать вес, и это в свою очередь создает зависимость от депривации.

Последствия могут быть очень серьезные: физиологические (риск остеопороза, повышенный риск сердечно-сосудистых заболеваний, бесплодия и другие) психические (трудности с контролем эмоций, тревожность, снижение самооценки, депрессии и т.д.) и социальные (изоляция, замыкание в себе).

С учетом вышеуказанного, важно не пытаться справиться с этими трудностями наедине, так как они редко решаются самостоятельно. Они также могут по-настоящему испортить жизнь.

Что я могу сделать?

Вы можете выбрать один из следующих вариантов:

— Обратитесь к врачу-терапевту, педиатру и / или психиатру, с которым вы сможете составить соответствующий план медицинской помощи. Этот врач должен предоставить комплексный медицинский уход, привлекая различных людей для решения психических, пищевых и телесных аспектов вашей проблемы.

—  Обратитесь за помощью к психотерапевту, чтобы выразить и понять свои ощущения — все это поможет вам преодолеть трудности и продолжить жить дальше, а также помочь вам изменить свои привычки и чувствовать себя лучше.

—  Присоединяйтесь к группе поддержки или организации, специализирующейся на нарушениях питания. Члены этих организаций часто имеют большой опыт подобного рода. Некоторые из них сами сталкивались с такими проблемами и выздоровели.

—  Не отказывайтесь от поддержки близкого вам человека, который может помочь вам в повседневной жизни. Вы сможете получить эмоциональную поддержку, когда вы сомневаетесь или волнуетесь, или просто быть с кем-то на пути к выздоровлению.

—  С вашими близкими и / или вашим врачом вы можете обсудить возможность госпитализации, особенно если вы чувствуете сильное физическое или психическое истощение, или если ваша семья страдает из-за вашего состояния. В наше время к госпитализированному человеку и его семье относятся бережно. Такое решение дает «перерыв» для двух сторон. В больнице действует много доступных программ, включающих несколько дисциплин или специальностей (индивидуально подобранная программа питания, ежедневные терапевтические встречи и групповые мероприятия, такие как группы поддержки, арт-терапия, драматические группы, спортивные и культурные мероприятия).

—  Есть веб-сайты, где можно найти поддержку и помощь: FNA-TCA (www.fna-tca.com) и AFDAS-TCA (www.anorexieboulimie-afdas.fr) могут помочь вам в поиске.

Я смогу выздороветь?

Да, сможете, только помните:

— Чем раньше вы проконсультируетесь с врачом, тем больше шансов избежать анорексии, которая разрушает вашу жизнь и переходит в хроническую форму; и тем больше шансов избежать сверх серьезных физических последствий.

—  Чем раньше вы проконсультируетесь, тем легче преодолеть физическую и психическую боль, переживания.

—  Чем раньше вы обратитесь за помощью, тем быстрее вы выздоровеете и будете чувствовать себя лучше и увереннее.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Особенности

  • Нервная анорексия — это расстройство питания, которое имеет многофакторное происхождение; этот процесс связан с индивидуальными и внешними факторами. Одним из потенциальных диагнозов: риск смерти и много физических и психологических осложнений.
  • Анорексию нужно определить на ранних этапах и своевременно лечить

Ранняя диагностика и лечение

Преимущества раннего диагностирования следующие:

  • снижается риск хронических и физических заболеваний, психиатрических и психосоциальных осложнений
  • предоставляется полная информация о нервной анорексии и ее последствиях, и с пациентом и его/ее родственниками может быть сформирован настоящий терапевтический союз.

Следует поставить диагноз при наличии следующих обстоятельств:

  • группы повышенного риска: девочки-подростки, молодые женщины, модели, танцовщицы и те, кто занимается спортом, особенно на конкурентной основе. А также тех, кто за-за определенных болезней, таких как: диабет первого типа, семейная гиперхолестеринемия и т. д., придерживаются диеты;
  • при наличии определенных признаков (см. Таблицу ниже).

Исследование: методика

Вопросы, которые нужно задать:

  • один или два вопроса относительно возможного расстройства питания, например: «были ли у вас когда-нибудь проблемы с весом или питанием?» или «есть ли кто-то из близких, кто считает, что у вас есть проблемы с питанием?»;
  • анкета DFTCA (франц. анкета по определению расстройства питания, созданная на основе анкеты SCOFF), в которой два положительных ответа прогнозируют расстройство пищевого поведения:
  1. Возникает ли у вас потребность рвоты, когда есть неприятное ощущение сытости?
  2. Вы волнуетесь, что не контролируете то, что едите?
  3. За последний период вы теряли более 6 кг за три месяца?
  4. Считаете себя толстой /толстым, в то время как другие говорят, что вы слишком худая/худой?
  5. Вы считаете, что пища влияет на вашу жизнь?

Мониторинг антропометрических параметров:

  • темп роста, вес и ИМТ (индекс массы тела) — следует регулярно контролировать у детей и подростков, для того чтобы выявить любые нарушения роста и вычислить индекс массы тела (ИМТ = вес (кг) / рост2 (м2));
  • ИМТ также следует контролировать у взрослых.

Признаки нервной анорексии

 

 

У детей (при отсутствии конкретных критериев и детей от 8 лет)

  • Замедленный рост
  • Снижение ИМТ (кривая индекса массы тела)
  • Периодическая тошнота или боль в животе
У подростков (кроме снижения показателя роста или схемы ИМТ)
  • Подростков приводят родители из-за проблем с весом, питанием или анорексией
  • подростки с поздним половым созреванием
  • подростки (жен. пола) с аменореей (первичной или вторичной) или нерегулярными месячными, более чем 2 года после первого периода
  • чрезмерная нагрузка
  • чрезмерная интеллектуальная работа
У взрослых
  • Потеря веса> 15%
  • ИМТ <18,5 кг / м2
  • Отказ набирать вес, несмотря на низкий ИМТ
  • Вторичная аменорея у женщин
  • Заметно сниженное либидо и эрекция у мужчин
  • Чрезмерная нагрузка
  • Чрезмерная интеллектуальная работа
  • Бесплодие

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Уровень медицинского обслуживания

В зависимости от обстоятельств и тяжести состояния, пациенты лечатся амбулаторно (с разной интенсивностью помощи) и / или стационарно.

Сначала оказывают помощь в амбулаторных условиях, в случае если не существует чрезвычайных ситуаций физического или психиатрического характера.

Следует обратить внимание на последовательность и непрерывность лечения на разных этапах, а также на привлеченных людей.  В частности, если пациент попал в больницу:

  • стационарное лечение должно проходить сразу после амбулаторного – это значит последовательное перемещение в дневной стационар или по крайней мере в виде посещений врача, так как пациенты не покидают больницы полностью здоровыми.
  • медперсонал, ответственный за прием, должен убедиться, что пациент продолжает лечение или принять следующие меры. Для этого следует контактировать в телефонном режиме во время госпитализации, обязательными являются встречи между текущими и будущими группами по уходу.  Также необходимо, чтобы выписка из истории болезни оперативно была распределена.  Пациент и его семья должны участвовать в организации по уходу.

Многопрофильное амбулаторное наблюдение

Привлеченные люди

Лечащий терапевт предоставляет многопрофильную специализированную помощь после подтверждения диагноза, соблюдая терапевтический альянс.  Уход должен обеспечивать команда минимум из двух медицинских работников, которая, как правило, включает следующих:

  • психиатр или детский психиатр или психолог, через психологические последствия и общие психиатрические сопутствующие заболевания этого заболевания;
  • медик, который может быть вашим участковым терапевтом (врач общей практики или педиатр), если он готов взять на себя ответственность.

Предоставление высокопрофильной медицинской помощи

Лечение согласуется врачом-координатором, которого можно выбрать согласно следующим требованиям:

  • ситуации пациента (возраст, развитие и тяжесть заболевания; медистория, выбор пациента);
  • лицо в многопрофильной команде, которое имеет наибольший опыт и возможность лечить.

Степень тяжести

Рекомендуется проводить общую оценку пациента, которая должна включать физическую, пищевую и психологическую оценку, а также семейную и социальную динамику.  Такая оценка может обнаружить признаки серьезных заболеваний, в основном тех, которые нуждаются в госпитализации.  Его следует проводить с периодичностью раз в месяц, при подтвержденном диагнозе, или чаще, если состояние пациента изменяется или прогрессирует.

Терапевтическое лечение

Необходимый вес

С целью заверения / успокоения, следует обсудить с пациентом необходимость увеличить вес (достигать его постепенно).  Необходимая масса определяется в соответствии с возрастом, бывшим весом и весом для женщин, у которых восстанавливается менструация и овуляция.  Основной задачей для пациентов является прекращение худеть, а не мысли о набранном весе.  Набор массы тела, увеличение показателя на 1 кг / месяц для амбулаторных пациентов является целевой задачей.  Следует контролировать восстановление питания, водно-солевой баланс, уровень фосфора (из-за возможных сердечно-сосудистых осложнений).

Цели психологической помощи

Задачи психологической помощи касаются самой личности и семьи.  Выбор типа психотерапии будет зависеть от пациента, его / ее друзей и семьи, возраста пациента, мотивации и стадии заболевания.  Наиболее распространенными формами психотерапии (индивидуальной, семейной или групповой) является поддерживающая терапия, психодинамическая или аналитическая, поведенческие и когнитивные поведенческие терапии (с англ. Cognitive behav-ioral therapy) и системная или стратегическая терапия.  Семейную терапию рекомендуют детям и подросткам (степень В).

Мотивационные подходы являются наиболее эффективными на ранних этапах лечения.  Выбранная психотерапия должна длиться не менее одного года после заметного клинического улучшения.  Обычно лечение анорексии длится несколько лет из-за ее хронического характера.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

Июнь 2010 года

Не существует единого критерия по поступлению в больницу;  скорее, это определяется комбинацией критериев и их прогрессом.

К принудительной госпитализации следует прибегать только, если жизнь пациента находится под угрозой и если согласие невозможно получить.

Физические критерии приема в больницу

Дети и подростки
Анамнестические данные
  • Быстрое похудение: более 2 кг / неделю
  • Отказ от еды: афагия
  • Отказ от питья
  • Ощущение слабости или потеря сознания, похожее на ортостатический синдром
  • Пациент жалуется на усталость и на истощение
Клинические
  • ИМТ <14 кг / м2 у тех, кто старше 17 лет, или ИМТ <13,2 кг / м2 в возрасте 15 и 16 лет или ИМТ <12,7 кг / м2 в возрасте 13 и 14 лет
  • Мышление и речь замедляются, путаница
  • Симптомы непроходимости кишечника
  • Замедленный пульс: пульс <40 / мин независимо от времени суток
  • Тахикардия
  • Низкое систолическое артериальное давление (<80 мм рт. ст.)
  • КТ (кров. давление) <80/50 мм рт.  ст., ортостатическая гипотензия, измеряется по скорости сердцебиения> 20 / мин или снижение артериального давления 10-20 мм рт.  ст.
  • Гипотермия <35,5 ° C
  • Гипертермия
Параклинические
  • Ацетонурия (при анализе мочи), гипогликемия <0,6 г / л
  • Нарушение электролитного обмена или метаболические нарушения, в частности гипокалиемия, гипонатриемия, гипофосфатемия, гипомагнезиемия (пороговые уровни не установлены у детей или подростков)
  • Повышенный креатинин (> 100 мкмоль / л)
  • Цитолиз (> 4 х верхней границы нормы (ULN))
  • Лейкопения и нейтропения (<1000 / мм 3)
  • Тромбоцитопения (<60 000 / мм 3)
Взрослые
 

Анамнестические

  • Объем и скорость похудения: потеря 20% массы тела за 3 месяца
  • Обморок и / или ослабление или потеря сознания
  • Безудержная рвота
  • Неудачи при восстановлении питания
Клинические
  • Клинические признаки обезвоживания
  • ИМТ <14 кг / м2
  •  Значительная атрофия мышц при осевой гипотонии
  • Гипотермия <35 ° C
  • Артериальное давление <90/60 мм рт.ст.
  • Пульс:
    — Синусовая брадикардия менее 40 ударов / мин
    — Тахикардия в состоянии покоя> 60 ударов / мин, если ИМТ <13 кг / м2
Параклинические
  • Нарушение ЭКГ, кроме частоты сердечных сокращений
  • Гипогликемия, <0,6 г / л при симптоматической или <0,3 г / л если бессимптомное
  • Цитолиз печени> 10 х ULN (выше уровня нормы)
  • Гипокалиемия <3 мг-экв / л
  • Гипофосфатемия <0,5 ммоль / л
  • Почечная недостаточность: клиренс креатинина <40 мл / мин
  •  Уровень натрия:
    — <125 ммоль / л (компульсивное питье, риск судорог)
    — > 150 ммоль / л (обезвоживание)
  • Лейкопания <1000 / мм 3 (или нейтрофилов <500 / мм 3)

Психиатрические критерии приема в больницу

Риск суицида
  • Попытка самоубийства, предпринятая или неудачная
  • Конкретный план самоубийства
  • Повторное самоповреждение
Сопровождающие болезниЛюбое сопутствующее психическое расстройство достаточно тяжелое, чтобы требовать поступления в больницу:

  • Депрессия
  • Злоупотребление наркотическими веществами
  • Тревога
  • Психотические симптомы
  • Навязчивые компульсивные расстройства
Анорексия нервная
  • Навязчивые, одержимые и непрерывные фантазии, неспособность контролировать навязчивые мысли
  • Восстановление питания: потребность в повторном питании через назогастральную трубку или другой способ кормления, который нельзя применять в амбулаторных условиях
  • Физические нагрузки: чрезмерные и навязчивые физические упражнения (вместе с другими показаниями для приема в больницу)
  • «Очищающее» поведение (рвота, использование слабительных средств или диуретиков): нет сил контролировать такое поведение без помощи
Мотивация,

сотрудничество

  • Предварительная неудача ранее проведенной амбулаторной помощи
  • Пациент не сотрудничает или контактирует только в условиях для надлежащего ухода за больными
  • Недостаточная мотивация для обеспечения соблюдения амбулаторного лечения

Критерий окружающей среды

Наличие семьи
  • Семейные проблемы или отсутствие семьи для поддержки пациента в процессе лечения
  • Истощение членов семьи
Стресс из-за неблагоприятных условий среды
  • Острый семейный конфликт
  • Высокий уровень родительской критики
  • Тяжелая социальная изоляция
Наличие возможности лечения
  • Невозможное амбулаторное лечение из-за отсутствия средств (такое лечение невозможно из-за большого расстояния)
Предыдущее лечение
  • Несоблюдение лечения (ухудшается заболевание или переходит в хроническую болезнь)

Чтобы уменьшить риск рецидива, вес пациента следует стабилизировать перед выпиской на определенном уровне, достигнутом во время госпитализации.

 

Материалы любезно предоставлены Федерацией анорексии и булимии Франции (FNA-TCA, French federation of eating disorder associations).

EDI-3 — третий пересмотр одного из самых популярных инструментов самооценки психологических конструктов, связанных с расстройствами пищевого поведения (РПП). Он предоставляет стандартизированное клиническое оценивание симптомов РПП, рассчитан на использование с лицами в возрасте от 13 лет и старше. Профили можно использовать для планирования терапевтических вмешательств, специфических интервенций, а также мониторинга терапевтического воздействия.

Характеристики и преимущества EDI-3:

— состоит из 91 вопроса, организованных в 12 первичных шкал: 3 шкалы риска развития РПП и 9 шкал, которые описывают психологические конструкты;

— содержит 6 составленных показателей: один специфический для РПП и 5 общих интегративных психологических конструктов (Неэффективность, Межличностные проблемы, Аффективные проблемы, Сверхконтроль, Общая психологическая дезадаптация)

— включает клинические нормы для подростков отдельно от нормативной выборки взрослых;

— опросник можно заполнять онлайн вместе с клиентом или прислать клиенту код для самостоятельного заполнения по ссылке;

— предоставляет информацию о частоте симптомов (например, физическая активность, использование слабительных средств, таблеток для похудения и диуретиков; самоиндуцированная рвота), обязательных для определения соответствия пациента диагностическим критериям DSM;

— руководство для специалиста содержит описания кейсов;

— проведение занимает около 20 минут.

 

Пройти клинический опросник с предоставлением интерпретации для анализа результатов можно у специалистов Ассоциации.

Самый простой (подтвержденный) тест для диагностики нарушений пищевого поведения содержит всего пять вопросов, которые объединяются аббревиатурой SCOFF, каждая буква которой обозначает один из вопросов. Просто ответьте ДА или НЕТ:

ДА    НЕТ           Вопрос скрининга SCOFF

❒   ❒    1. S — Sick: тошнота. Вызываете ли Вы рвоту, когда чувствуете себя переевшим?

❒   ❒    2. C — Control: контроль. Беспокоит ли Вас утрата контроля над тем, сколько Вы едите?

❒   ❒   3. O — Over: более. Не было ли у Вас потери веса более 14 фунтов (6,35 кг) за последние три месяца?

❒   ❒   4. F — Fat: толстый. Не считаете ли Вы себя толстым, в то время как окружающие говорят, что Вы слишком худой?

❒    ❒   5. F — Food: еда. Можете ли Вы сказать, что еда доминирует в Вашей жизни?

 

Информация о скрининге:

Инструмент для скрининга SCOFF разработан исследователями Медицинской школы при больнице Св. Георгия в Лондоне. Ссылка на полный текст их исследования (бесплатно) [Морган в соавт. 1999]: http://www.bmj.com/cgi/content/full/319/7223/1467

 

Результаты скрининга:

Если Вы ответили «ДА» на два и более вопросов, это означает вероятность наличия нарушения пищевого поведения.

 

Источник: Morgan JF, Reid F, and Lacey JH (1999). The SCOFF questionnaire: assessment of a new screening tool for eating disorders (Опросник SCOFF: оценка нового инструмента диагностики нарушений пищевого поведения). BMJ 1999; 319: 1467-1468.